evrika-spb.ru
Горячие Категории
» » Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З

Найди партнёра для секса в своем городе!

Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З

Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З
Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З
Рекомендуем Посмотреть
От: Brazilkree
Категория: Сиськи
Добавлено: 15.08.2019
Просмотров: 7147
Поделиться:
Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З

Блондиночке Не Уйти От Анала С Большим Членом Босса

Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З

Порно Анал Трансы

Порно Фото Зрелой Женщины С Молодым Мальчиком

Зрелой Похотливой Мадам Не Хватало Сексуального Тела

Жанна стояла придерживаясь за поручень, и слегка покачивалась на расставленных ногах, упруго пружиня под его ладонью. Ее глаза только что лучившиеся смехом, расфокусировались, рот приоткрылся, и из него тихо на грани слышимости раздалось хриплое неровное дыхание, вырывающееся в такт движениям мужской руки, впервые в жизни проникшей в запретную зону.

Антон, давно закончил намыливать набухающий от трения бутон своей дочери, но никак не мог остановиться, и снова и снова двигал рукой по скользкому мыльному склону, заставляя Жанну то пружинисто приседать, то подаваться ему навстречу.

Мылкий палец Антона, живущий своей жизнью, во время одного из этих поступательных движений, скользнув между волосиками, раздвинул верхние лепестки бутона и очутился между тесных стенок, с ходу наткнувшись на бусинку клитора. Жанна охнула, ее ноги сжались, и она одним движением бедер сорвалась со снующей в мыльной тесноте ладони. Еле удержавшись за поручень, она отшатнулась от Антона, глядя на него требовательно и недоуменно.

Просто небольшой побочный эффект, безвредный и немного приятный. У взрослой жизни есть много хороших сторон, и это одна из них. Да ты и сама с некоторыми из них знакома, не правда ли? Иди ко мне, малышка. Антон ворковал, окутывая Жанну пеленой слов, акцентируя приятность и безвредность происходящего.

Его поза выражала спокойствие и готовность помочь дочери, поддержать ее в нелегкой попытке постижения новых правил игры. По мере того как слова проникали в сознание дочери, ее тело расслаблялось, взгляд помягчел, и она коротко вздохнув снова придвинулась к Антону.

Он, продолжая ворковать, взял бритву и нежными плавными движениями начал соскребать девственную поросль. Когда с бутоном было покончено, и Антон душем смыл остатки мыльной пены, тщательно следя, что бы ненароком не зацепить чувствительные места, он снова привлек внимание Жанны к оформлению верхней части лобка.

Дочка уже успокоившись внимательно наблюдала за его пальцем, скользящим поверх лепестков и намечающим возможные контуры будущей стрижки. Обсудив несколько вариантов, они пришли к решению оставить вертикальную полоску очерченную четкими гранями. Антон подбрил боковинки и ножницами, используя расческу, снял лишний слой волос, оставив меньше сантиметра.

Закончив стрижку, он посоветовал Жанне тщательно промыть щелку с шампунем и вышел из ванны, по пути обернувшись и успев захватить удивленный взгляд дочери уже настроившейся на дальнейшее продолжение. После этого эпизода, хотя Антон ни словом, ни взглядом не давал Жанне повода думать, что что-то между ними изменилось, она сама произведя ревизию в своей голове решила, что теперь они повязаны общей тайной, каковая дает ей право вести себя с отцом более раскованно. Она все охотней принимала его ласки, отвечая на поцелуи со всей доступной ей страстью и прижимаясь к нему всем телом.

Решив, что все покровы сорваны, Жанна все чаще в отсутствие матери стала выскакивать из своей комнаты в одних трусиках, не смущаясь Антона и, очевидно, окончательно занеся его на сторону свободную от моральных запретов. Антон, не пытаясь воспользоваться появившимся преимуществом, продолжал приучать Жанну к полной свободе в отношениях. Расспрашивая ее о походе в Аквацентр, он поинтересовался оценкой ее подруг произошедшей с ней перемены.

Но, как только разговор зашел на эту тему, ее рука машинально опустилась на ткань трусиков, почесывая выступающие валики лепестков. Она без задержки качнула ими в стороны, пропуская его руку, но продолжая прикрывать лобок своей кистью. Антон скользнул пальцами по плавкам и, секунду помедлив, захватив край материала, оттянул их вверх открывая доступ к лепесткам нежно-розовым снаружи и темным с внутренней стороны. Он сильно прижимая руку провел по бутону нащупывая колкие молодые волоски, пробивающиеся из бархатной кожи.

Натянутая его пальцами кожица развалила складку лепестков, разомкнув их и открыв жадному взору небольшую бусинку дрожащего клитора, а немного пониже, створ ведущий в глубину этого цветка, влажно блестящий от проступившей смазки.

Смажь кремом, а на ночь их снимай. В конце концов, и мама и я спим без трусиков. Тело ведь должно по ночам отдыхать. Все пройдет за пару дней. Дочка внимательно слушала, не пытаясь прикрыться или сменить позу. Антон, не желая торопить события, бережно вернул на место оттянутую полоску, но не удержавшись и так же сильно прижимая пальцы, провел рукой на прощание по распахнутому бутону, вызвав тем самым волну прокатившуюся по телу Жанны с головы до пят.

Вечером, зайдя пожелать дочери спокойной ночи, Антон, привычно поцеловав Жанну, начал ее поглаживать по спине, постепенно подкрадываясь к нежным бочкам, прикосновение к которым она не могла вытерпеть спокойно, и начинала сучить ногами и увертываться. И в этот раз, откликаясь на прикосновение его рук, тело Жанны дернулось, легкое покрывало отлетело в сторону, и глазам Антона в сумасшедшем мелькании ног предстал распущенный цветок, ничем не прикрытый, с бесстыдно раскрывшимися лепестками.

Постепенно и Антон, и Жанна привыкли у новому стилю взаимоотношений. Дочка, по-прежнему в присутствии матери оставалась радующей глаз скромницей, зато оставаясь наедине с отцом, она постоянно провоцировала его, то наваливаясь упругой грудью на его руки, как бы предлагая ее оценить, то демонстративно задирая ноги и поглаживая рельефно проступающий через ткань трусиков бугорок, бросала на Антона хитрые взгляды.

Подбривала пах она теперь самостоятельно, что впрочем Антона только радовало, так как искушение накатывающее на него при прикосновениях к складкам дочери оказывалось слишком сильным, и он все время боялся сорваться и натворить глупостей.

Безусловно, Антон мог, продвинувшись чуть дальше, с легкостью заставить дочку полностью отказаться от одежды и любоваться ей без преград в те моменты, когда они были наедине.

Но этот путь не привлекал его именно своей доступностью. Антон умел ценить радость одоления преград и считал, что легкие покровы между ними только усиливают эротичность их отношений.

Он был вполне удовлетворен возможностью время от времени получать доступ к тайным местечкам дочки и не настаивал на большем. При этом, сам Антон, не будучи в восторге от своей излишне покрытой волосами и с наметившимся пузиком фигуры, во время их игр всегда оставался одетым, и дочь видела его обнаженным, только во время совместных походов в сауну. Сопоставляя их внешность, Антон всегда представлял Жанну в образе маленького ангелочка, а себя в виде старого лохматого черта, старающегося запустить свой хвост между бедер крылатой фигурки.

Осмелевшая Жанна взяла в привычку садиться ему на колени, когда он работал у себя в комнате, и ерзая задиком и спиной по его телу, разглядывать картинки появляющиеся на экране монитора. Иногда, играючи, Антон принимался ее тискать, шепча в шейку нежные слова, отчего она жмурилась, выгибалась вперед, тычась грудками в его руку, сладко замирая от подступившего наслаждения.

Со временем, он осмелел и уже не страшась ее реакции, опускал ладонь на ее грудь и начинал мять и тискать, охватывая сосок через тонкую ткань пальцами. Второй рукой обхватив Жанну за талию, он пускался в исследование ее изгибов, медленно продвигаясь пальцами по внутренней части бедра вверх, туда где гладкая кожа едва прикрытая тканью набухала жаркими складками.

Сдвигая в сторону непослушный материал, дотрагивался до соединения этих складок, проникая в масляно блестящую глубину, прокатываясь от бусинки клитора, обязательно потеребив ее по пути, до плотного отверстия тесно обхватывающего и увлажняющего обильным соком его палец.

В эти моменты Жанна замирала затаив дыхание и лишь слегка покачивала бедрами навстречу его руке. После таких посиделок, Антону приходилось застирывать брюки вместе с трусами, так как к его выделениям пачкавшим трусы, добавлялся одуряюще пахнущий сок, сочащийся из бутона Жанны. Но отказать ей, да и себе в этом удовольствии он не мог. Вернувшись из школы, Жанна прыгала к нему на кровать, если он к тому времени еще не вставал, и требовала ласки, нападая на него, тормоша и стягивая с дивана.

А учитывая преимущественно ночной образ жизни Антона, когда он засыпал порой только под утро, такие сцены были не редкость. Но почти всегда он успевал натянуть на себя трусы, когда слышался звук открываемой двери. Либо дочь, уловившая этот его пунктик, и заметив, что он заворачивается в одеяло, деликатно давала ему возможность одеться, делая перерыв в игре и убегая к себе в комнату. Но, казалось, что ее эта его особенность не волнует, и она была вполне довольна сложившейся ситуацией.

Так продолжалось почти до октября, когда почти одновременно произошли два события… жена Антона уехала в командировку на две недели, а у Жанны начались осенние каникулы. Погода по-прежнему стояла теплая. Ниже пятнадцати градусов температура не опускалась даже по ночам, и Антон ходил по дому в одних шортах, не выпуская из рук бутылку пива и почесывая волосатую грудь.

Шеф в очередной раз подкинул ему сложную задачку, над решением которой он бился третий день, то задумчиво откидываясь в кресле, то начиная трещать клавишами компьютера. Жанна, у которой большинство подружек разъехались на отдых, слонялась по дому, пытаясь придумать какое-нибудь занятие. Ближе к вечеру, когда дело у Антона наконец сдвинулось с мертвой точки, он повеселел, шлепнул по заду проходящую мимо дочку и, завалившись на диван, начал щелкать пультом телевизора.

Жанна вскарабкалась к нему на колени и прижавшись губами к его уху тихонько спросила…. Антона словно дернуло током. Боясь даже предположить, что же в действительности кроется за этим, в свете их отношений, довольно двусмысленным вопросом, машинально кивнул, чувствуя как в груди расползается теплая волна нежности.

Когда они совместными усилиями расстелили постель, Жанна сбегала в ванную и вернулась оттуда уже переодетая в ночную рубашку. Антон тоже быстренько приведя себя в порядок в одних трусах забрался под одеяло, всей кожей ощущая близость дочки, втягивая ее запах, чистый и слегка пряный. Жанна, изрядно повозившись и устраиваясь поудобнее в чужой кровати, поднырнула Антону под руку, закинув на него ногу, и привалилась всем телом, не обращая внимания на сбившуюся почти до пояса рубашку.

Она лежала, тихонько сопя и почти не двигаясь, нанизавшись лобком на выступающее колено Антона и плотно обхватив его ногами, а он замер в каменной неподвижности, боясь шевельнуться, что бы не потревожить ее неловким движением. Но не смотря на старания, Антон был просто не в силах сдержать глубинные рефлексы, и член его постепенно разбухал, наливаясь кровью, увеличиваясь в размерах, теснясь и прижимаясь к оголенному животу Жанны.

Антон попытался сменить позу, но в это момент девочка, очевидно решив, что он пытается начать с ней игру, схватила корень Антона, пытаясь отвести его в сторону. В первую секунду, Жанна не поняла, что она сжимает в руке, настолько это было не похоже на ту болтающуюся письку, которую она видела у Антона в сауне, а фотографии мужчин с эрегированными членами, веденные ей в Интернете, до сих пор оставались для нее не более чем некой размытой абстракцией.

Но уже во второй миг, моментально сложив в уме дважды два и получив результат, она задохнулась от изумления. Это признание, сопровождаемое отразившейся на ее лице гаммой чувств сменившихся крайним смущением, внезапно рассмешило Антона, и он абсолютно идиотски заржал, даже не пытаясь вытащить из руки дочери свой инструмент.

Я понимаю, что ты не ожидала встретить ничего подобного, но получилось так, что теперь ты меня приласкала, пусть и нечаянно. Услышав благодарность Антона, Жанна, растерянно замеревшая и слегка испуганная его внезапной реакцией, захлопала глазами и несмело улыбнулась, заражаясь весельем Антона и постепенно сбрасывая охватившее ее напряжение. Уже через минуту они хохотали на пару, проскочив очередной рубеж в своих отношениях.

Отсмеявшись, Антон теснее прижал к себе дочку и начал ласкать ее поглаживая по спине, опуская руку, цепляющуюся за скомканную рубашку, вниз к скругленью упругого задика и там давая себе волю. Жанна окончательно успокоившись, стала ввинчиваться ему в плечо пробиваясь наверх и помогая дотянуться до своей обнаженной половины.

Потом, когда рука Антона окончательна завязла в паутине рубашки, она, не желая естественной остановки нежных прикосновений, решительным движением отбросила покрывало, сдернула уже ничего не скрывающую, а лишь мешающую рубашку и легла обратно, вытянувшись в струнку, раскинув ноги и уложив руки вдоль туловища.

Антон, уселся на нее сверху и начал делать Жанне расслабляющий успокоительный массаж. Он прошелся руками по середине спины, размял плечи и чередуя легкие поглаживания с поцелуями спустился к ягодицам, обработал и их, затем отодвинулся и возобновил движение уже снизу. Подобравшись к верху бедер, его руки стали понемногу сдвигаться на внутреннюю часть, оглаживая подступы к ясно виднеющимся складкам валиков. Жанна вздрагивала каждый раз, когда рука Антона слишком быстро подбиралась к укромному месту.

А он, сосредоточив все усилия уже на этом малом пятачке, все активнее оглаживал ее промежность, натягивая пальцами кожу и мимолетно открывая темное, как и вульва, колечко ануса и раздвинувшиеся лепестки влагалища. Затем, Антон, одним движением перевернул Жанну на спину, возобновил свое занятие, покрывая ее лицо поцелуями, на которые она жадно отвечала, а руками массируя грудь, теребя затвердевшие соски, спускаясь по плоскому животу к выбритой полоске волос и заставляя вздрагивать ее всем телом.

Постепенно он стал спускаться ниже, хватая губами розовые соски и дотрагиваясь натянутой тканью трусов лобка Жанны. Она, запрокинув голову вверх, закрыв глаза, реагировала на каждое такое прикосновение встречным качком бедер, оттягивая момент расставания и приближая встречу со следующим. Когда дыхание Антона стало опалять ее живот, а поцелуи вплотную приблизились к темной полоске, венчающей свод ее лепестков, Жанна, словно уловив его намеренье, а скорее всего выражая так свою готовность к любому исходу, еще шире раскинула ноги, слегка согнув их в коленях и открывая доступ к своему сокровищу.

Задержавшись на мгновение, стараясь не оцарапать нежную кожу щетиной, Антон самым кончиком языка пробежался между лепестками, разворачивая их окончательно и добравшись до бусины, выпирающей из верхней части складок, всосал ее в рот одним движением. Жанна, охнув и заворчав каким-то звериным тоном, выгнулась ему навстречу, насаживаясь на язык, сразу провалившийся до входного отверстия. Антон, забыв все на свете, работал над дочерью не на секунду не останавливаясь.

Дурманящий сок, сочащийся из влагалища, покрывал его лицо. Язык без устали скользил между лепестками, натыкаясь на клитор и проваливаясь в уже значительно раздавшееся отверстие. Жанна, его стараниями заброшенная в поднебесье, стонала и выла, мотая головой и с трудом удерживая свое бьющееся в судорогах тело. С каждой секундой их слияние грозилось разнести их в клочья, а Антон никак не мог остановиться.

Внезапно его рот толчком наполнился ароматным выбросом, бедра Жанны мотавшиеся в воздухе, отвердели и сжали ему шею, а сама она, с отчаянным стоном, взметнулась вверх, затем обмякла, как будто из нее вынули стержень, и повалилась на кровать. В это же мгновение Антон разрядился мощным выбросом заполнившей его трусы спермы. Доставив на руках засыпающую, не стоящую на ногах дочку в ванну и обмыв ее, Антон отнес Жанну в ее комнату и уложил на кровать.

Сам перестелил постель и долго плескался под душем, приводя тело и мысли в порядок. Когда он, держа в руках постиранные трусы, вернулся в спальню, то увидел Жанну, перебравшуюся в родительскую комнату и глазеющую на него, вольготно раскинувшись на кровати. Прятать свое хозяйство уже не имело смысла, по этому Антон, пристроив трусы на сушилке, взобрался на кровать и выжидательно устроился рядом. Пуская струи дыма, он терпеливо ждал реакции дочери.

Мы просто с тобой немного побаловались. Хотя, если тебе важно определение, то это был петтинг. Когда людям по разным причинам нельзя заниматься сексом, они могут доставлять друг другу удовольствие иными способами.

Жанна задумалась, но почти сразу парировала, проявляя значительную эрудицию по данному вопросу. Но не забывай про мораль, уж она то подобные развлечения однозначно запрещает. Антон посмотрел на свое дите, смотрящее на него честными глазами, в которых едва уловимо проскальзывали хитрые искорки, а лицо было полностью непроницаемым.

Да и у нас в классе девственниц почти не осталось. Я тебя, папка, люблю и хочу что бы ты стал у меня первым. Антон, аккуратно вытряхнул Жанну из своих объятий. Встал, закурил, прошелся по комнате. В голове был полный сумбур. Он боялся признаться себе, что именно на такой результат и рассчитывал с самого начала, но одновременно и страшился его, в любой момент, даже после сегодняшнего, готовый дать задний ход.

Игры с раздеванием, взаимные ласки, даже минет и анал Антон мог признать в качестве допустимых развлечений. Но дефлорация дочери, о которой она прямо попросила, с ее необратимостью, страшила его, будучи одновременно очень желанной. Если бы речь шла о любой другой девочке, приходившей к нему в видениях, он бы не колебался.

А сейчас сомнения мучили его, заставляя хмурить брови и нервно затягиваться табачным дымом, стряхивая столбики пепла на ковер. Жанна, внимательно следила за его хаотичными метаниями, не отводя глаз. Он, мимоходом оглядев ее распластанное тело, зацепил взглядом трепещущие над промежностью пальцы, которыми дочка продолжала ласкать себя, и уже отбросив сомнения, внезапно охрипшим голосом сказал…. Ответом ему был лишь журчащий, переливчатый смех, суливший Антону массу наслаждений, стоит ему сейчас шагнуть к дочери и заключить ее в объятия.

Что он спустя мгновение и сделал, выбросив из головы не сказанные, никому не нужные слова. Этот день у Отто явно не задался. Все началось с того, что позвонил Генрих и объявил о том, что вечером они идут на подбор, в то время, как Отто имел свои планы на это время. Несмотря на безусловный запрет шефа на контакты с моделями, Отто договорился о встрече со вчерашней малышкой, очень уж она призывно ему улыбалась во время сессии.

Родители Сельмы были из иммигрантов, но сама она родилась уже здесь, и за свои тринадцать лет освоила многие науки, в том числе постельную. По крайней мере, он делал такой вывод из поведения девочки на съемках. Ее не приходилось подгонять и показывать ей наилучшие позы, Сельма сама вытворяла на площадке что-то невероятное, заставляя его потирать набухший ствол.

Это несколько мешало процессу, но Отто даже не подумал ее остановить. Весь отдавшись работе, он щелкал кадр за кадром, а после завершения съемок, улучшив момент, немного потискал эту малышку.

Она охотно приняла его ласку, и, когда он безрассудно предложил ей встретиться еще раз, не только согласилась, но и сама назначила время и место. А теперь, из-за распоряжения Генриха, все срывалось. Девчушка так распалила Отто, что он был полностью уверен в том, что со своей девственностью она распрощалась уже довольно давно и вполне может скрасить ему какое-то время безо всякого риска. Выругавшись, Отто принялся за текущие дела.

Отвез пленки в лабораторию, поругался с Микаэлем, штатным ассистентом, не успевшим подвести лампы к прожекторам. Их запас уже подходил к концу, а новые доставать с каждым днем было все сложнее, так как большую часть светильников давно было пора выбросить на свалку из-за их древности.

Не взирая на прибыльность дела, Генрих постоянно скупился на замену оборудования, что вызывало у Отто частые вспышки раздражения. Затем, один из клиентов потребовал срочной сдачи заказа, хотя договаривались они на конец недели, но, очевидно, клиента приперло, и разговаривать с ним снова пришлось Отто. Шеф как всегда вовремя испарился, и Отто злой до чертиков, что ему приходится отдуваться за Генриха, вынужден был уговаривать этого педераста немного потерпеть.

Впрочем нормальных клиентов у них почти не было. Студия Генриха занималась съемкой заказных фото для разной клиентуры, но по большей мере их контингент составляли извращенцы и любители клубнички всех мастей. Естественно, подобное занятие было не совсем легальным, но шеф ухитрялся кому-то в полиции давать на лапу, и их не трогали.

С самого Отто спроса почти не было. Кто он — фотограф, осветитель, курьер и мальчик на побегушках, другими словами — пустое место. Таких как он Генрих мог найти десяток по первому слову. Художественных требований к его работе почти не предъявлялось, при том, что толстяк — а именно так про себя он называл Генриха — платил весьма неплохо.

Работа Отто тоже вполне устраивала. За исключением клиентов, которых он не любил, и с которыми в основном общался Генрих, Отто приходилось иметь дело с объектами их заказов, а эти объекты были весьма милы. Иногда мальчики, разного возраста и цвета кожи, иногда обладательницы могучих бюстов с садистскими наклонностями, но чаще всего молоденькие девочки.

Последнее время спрос был на молоденькое мясо, причем возраст моделей с каждым годом неуклонно снижался. Если в начале своей карьеры Отто приходилось снимать по большей мере уже половозрелых девиц, от шестнадцати и старше, то постепенно планка опустилась до десяти — одиннадцати лет, а бывало ему приводили совсем малышек. Задания ставились до нельзя примитивные, но Отто старался вложить душу в каждый кадр, и даже не потому, что хотел угодить клиентам, а потому, что девочки, его модели не заслуживали иного.

Уже попавшие на порносъемки, они в силу своего возраста еще не растеряли ощущения девственной чистоты и свежести. Командуя ими во время сессии, Отто чувствовал себя скульптором, лепящим из их угловатых с подростковыми неразвитыми формами тел совершенное творение, выявляющее в безжалостном свете юпитеров скрытое в них женское начало.

Он буквально влюблялся в каждую свою модель и ревновал их к ассистентам, лапавших девочек во время групповых съемок. С Генрихом его примиряло еще то, что толстяк имел определенные моральные границы, которые никогда не переступал.

Так, во время парных съемок никогда дело не доходило до реальных половых актов, совокупление лишь имитировалось, что позволяло Отто чувствовать себя художником, мастером ракурса, а не опускаться до уровня фиксатора чужой случки. Так же не допускались контакты между сотрудниками фирмы и моделями за рамками студии.

По мнению Генриха это плохо влияло на бизнес. Отто разделял это мнение и никогда не пытался переспать с кем-нибудь из своих девочек, но со временем сдерживать себя становилось все труднее. Если к мальчикам или разбитным девицам легкого поведения он был довольно равнодушен, то малолетние красотки буквально заставляли его вылазить из штанов.

А вчера буквально опьянев от череды прошедших перед ним нимфеток, Отто запал на обольстительную Сельму, и от нарушения правил его спас только звонок Генриха.

На подбор моделей они выезжали на молодежные дискотеки, или иногда в Аквацентр, где по пятницам так же проходили молодежные вечеринки и в сауне можно было выбрать тело для эксклюзивных съемок под любого дотошного клиента. Такие заказы им периодически попадались, и тогда выбирать модель приходилось исходя из подробного описания, что на дискотеке сделать было довольно затруднительно. В этот раз Генрих притащил именно такой заказ. Клиент подробно расписал внешние качества модели, от размера груди до цвета волос на лобке.

Согласно описанию требовалась девочка двенадцати-тринадцати лет, с небольшой грудью, длинными волосами, славянского типа. Это была не редкость, среди иммигрантов, являвшихся основной средой, из которой выходили наши модели, подобный типаж найти было довольно нетрудно. Посовещавшись, они решили отправиться в Аквацентр, так как соответствие будущей модели некоторым нюансам заказа можно было определить только работая с обнаженной натурой.

Сам Генрих на подборы ездил довольно редко. Его бегающие глазки и сальный взгляд быстро привлекали к нему нежелательное внимание, а случалось его били, приняв за извращенца, что в общем было недалеко от истины. По этой причине на подборы в Аквацентр вместе с Отто ездила падчерица Генриха, Лиза.

Ей недавно стукнуло пятнадцать и, по мнению Отто, Генрих приспособил свою приемную дочурку не только для выполнения обязанностей по подбору моделей, но и к собственному удовлетворению, что, впрочем, самого Отто ни сколько не касалось.

Родственница шефа была слишком опасной штучкой, что бы он мог повестись на ее достоинства, игнорируя на возможные последствия. И хотя Лиза была вполне в его вкусе, их отношения не выходили за рамки дружеских.

Глаз у нее был наметан, лишнего внимания она не привлекала, и могла незаметно выбрать подходящую кандидатуру, то есть была практически идеальным партнером.

Раздевшись и оставив вещи в кабинке, они прошли в помещение сауны. Устроившись возле бассейна, Отто взял в баре для себя пару пива, Лизе бокал колы, и они принялись осматривать зал, отхлебывая напитки и болтая о разной чепухе. Сиськи маленькие, жопка худенькая. Ее нередко заносило, и тогда она переставала выбирать выражения, оценивая свои жертвы с самодовольной беспощадностью подростка.

Впрочем, ей было чем гордиться. Фигуркой ее бог не обидел. Отто покосился на Лизу, прикрытую только наброшенным на колени полотенцем. Крепкая довольно большая грудь слегка покачивалась при каждом движении, когда Лиза крутила головой озирая зал. По шелковистой коже стекали редкие капли оставшиеся после душа. Круглые вполне женственные бедра подсказывали, что с попкой у Лизы так же все в порядке. Если не принимать в расчет любителей малолеток, то она выглядела сейчас мечтой любого мужчины, что прекрасно сознавала, от чего и позволяла себе пренебрежительно отзываться о вероятной кандидатке.

Но нынешний заказчик был именно любителем молодежи, и Лиза давно вышла из интересного для него возраста. Отто откинулся на спинку стула, незаметно обозревая окрестности. Его скучающий взгляд довольно быстро нашел девочку, на которую указывала Лиза. Да, основные параметры совпадали, но тип лица был явно восточный, что не подходило под описание клиента. Лиза фыркнула, но беспрекословно отправилась вокруг бассейна в направлении зимнего сада. Проводив ее взглядом, Отто принялся посматривать на фланирующих мимо него обнаженных девушек.

В большом зале шумела дискотека, и звуки музыки достигали второго этажа, где располагались непосредственно сауны и небольшие бассейны, в которых могли окунуться распарившиеся люди. Стойка, возле которой он сидел, притягивала юных прелестниц словно магнитом, что было не удивительно.

Если в большом зале молодежь развлекалась, то сюда приходили не столько париться, сколько предъявить товар лицом. Традиционно здесь можно было снять приглянувшуюся девочку, чем с равным успехом пользовались как пресыщенные клиенты, так и искательницы приработка либо интрижки на стороне.

Молоденькие мальчики могли удовлетворить свое естественное любопытство и без помех разглядывать девичьи прелести, люди постарше выбирали здесь партнершу на ночь, то есть вниманием ни одна девочка обижена не была. Впрочем, попадались люди пришедшие сюда только ради самой сауны, но их было не так много. Отто заканчивал уже вторую кружку, когда заприметил девочку полностью подходящую под описание клиента.

Она вместе с подружкой резвилась в бассейне, не обращая внимания на посторонних. Ее тельце беззаботно крутилось в воде периодически выставляя на обозрение то упругую спину с рельефно выступающими позвонками и появляющиеся следом ягодицы, то небольшую грудь с вишенками сосков и на секунду проявляющийся лобок, тут же скрываемый бурунами воды. На взгляд Отто она была просто прекрасна. Впрочем, они обе вполне сгодятся. Другой вопрос, что вряд ли они пришли для съема.

Да и похоже, что не одни. Видишь мужика на другом конце бассейна? Он их явно пасет. Отто глянул через плечо Лизы в указанном направлении. Мужик действительно следил за девчушками, но по выражению лица было ясно, что это не любитель клубнички, а сопровождающий, скорее всего отец одной, а может и обоих девочек, что полностью меняло дело.

Генрих избегал ввязываться в явный криминал и ограничивался моделями, на уговоры которых не приходилось тратить слишком много времени. Девочки сами услышав о возможности заработать охотно соглашались на съемки. Лишь иногда, когда дело касалось самых маленьких, приходилось вступать в контакт с родителями.

Но деньги как правило и в этом случае были веским аргументом. В любом случае дело решалось полюбовно. С поставщиками живого товара Генрих не связывался, так как с большой долей вероятности это могло кончиться залетом в полицию. А с малолетними любительницами риск был на порядок меньше. Но придется работать с этими, я посмотрела, больше никого подходящего нет, а тянуть некуда. Он не любил сложностей, а как подступиться к этому мужику пока не представлял.

Сам Генрих был из поляков, но быстро прижился и выдавал себя за местного, а Лиза тоже имевшая русские корни, однозначно считала себя арийкой и относилась к туркам и славянам с оттенком пренебрежения. Позвони Микаэлю, пусть узнает где живут, и кто им этот мужик.

Ну и все остальное, тогда и поговорим. Отто слез с табурета и отправился в сауну. На сегодня его работа была закончена, а завтра, когда Микаэль раздобудет нужную информацию, можно будет встретиться с малышками и их отцом снова. В большинстве случаев это был просто вопрос суммы, а все затраты по подбору оплачивал заказчик и на его гонораре они никак не отражались.

На следующее утро Отто, затягиваясь сигаретой, сидел в машине и терпеливо ждал, когда нужная ему малышка появится из своего подъезда. Микаэль неплохо пошустрил и приволок нужную ему информацию. Оказалось, что девочки вообще не родственницы, и мужик, разговаривать с которым Отто так не хотелось, вчера проводил одну из них до дома, после чего укатил со второй девчушкой дальше.

Микаэль правильно рассудил, что не стоит его пасти и выяснять подробности, раз у них есть адрес одной из подружек. Покрутившись по окрестностям, он выяснил имя и номер квартиры девочки, а заодно и наличие родственников.

Девчушку звали Катрин, была она, как и предположил Отто, откуда-то из Средней Азии, но по чертам лица на азиатку не походила. В наличии у нее только имелась безработная мать, а так как самой девочке, по информации Микаэля, было уже пятнадцать, это позволяло не интересоваться мнением ее матери. Ну а словоохотливые соседи характеризовали ее, как юную проблядушку, что обещало легкую работу и небольшие затраты.

Когда Катрин вышла из дома и направилась к остановке, Отто дождался пока она поравняется с его машиной, миновать которую она никак не могла, и через открытое окно показал ей сотенную купюру. Как он и рассчитывал, девочка сбилась с шага и притормозила рядом с ним ожидая продолжения.

Я думаю, что сотняжка стоит двадцати минут твоего времени, а школа никуда не денется. Немного поколебавшись, она залезла внутрь салона, оставив дверцу приоткрытой, готовая в случае чего моментально выскочить назад. Отто заметив это хмыкнул и продолжил как ни в чем не бывало…. Да, ты права, я снимаю их обнаженными. У меня есть заказ на съемку девочки вроде тебя, оплата хорошая — четыре сотни в день. Я тебя вчера видел в Аквацентре, подходишь по всем статьям. Работы на один или два дня.

Только съемка, никакого секса. Если согласна, объясню подробнее, если нет, можешь выходить. Отто закурил сигарету и принялся ждать ответа девочки. В принципе, он заранее знал ее решение, но торопить не собирался. Катрин размышляла минут пять, потом вдруг захлопнула дверку и спросила….

К семи придешь по этому адресу, там тебя встретят. С собой ничего брать не нужно, все есть. И, пожалуйста, помойся перед выходом. Если вопросов нет, то иди. Мне еще работать надо. Деньги оставь, это аванс. Высадив девочку и добравшись до офиса, Отто готовил технику к съемке и размышлял о том, как просто стало уговаривать молодежь. Его в целом устраивало подобное положение вещей, но слегка коробила готовность, с которой малолетки подставляли свои мохнашки как под объектив камеры, так и под мужиков с деньгами.

Неужели парней не хватает? Или все дело только в деньгах? Помаленьку Отто начинал заводиться, как всегда перед съемкой. Он прикидывал ракурсы, с каких будет снимать Катрин, реквизит, который можно использовать.

Задание было довольно простое… помимо требований ко внешности модели, заказчик оговорил лишь несколько обязательных моментов, вроде использования дилдо, цепочек и других аксессуаров.

Обязательным условием было, что бы снимок дышал страстью, а не был стандартной постановкой. Интерьер, наряды и позиции целиком оставлялись на усмотрение фотографа, что Отто очень любил.

В этом заказе имелось место творчеству, чего ему не всегда хватало, и по этому он с нетерпением ждал начала съемочной сессии. Работать он предпочитал в одиночестве, если не считать модели, и присутствия кого-либо на площадке не терпел, о чем все знали и старались заранее удалиться.

Особенно ему не нравилось, если заказчик сам желал выступать в роли режиссера. Были и такие любители, для которых фотосессия была лишь поводом для похотливого разглядывания девчушек, либо, что еще хуже, для их лапанья с последующим сексом прямо на площадке.

Когда Генриху попадались такие заказы, он отправлял Отто домой, выплатив ему стандартную сумму за сессию, а сам подменял его Микаэлем, умеющим только нажимать на спуск, да приблизительно точно направлять камеру на объект. Но, впрочем, иного в этих случаях и не требовалось. В назначенное время позвонил Микаэль и сообщил, что везет девочку в студию. Запустив ее внутрь, Отто попрощался с Микаэлем, закрыл за ним дверь и повернулся к Катрин.

Она с интересом рассматривала обстановку, ничуть не смущаясь того, что осталась в незнакомом месте наедине с мужчиной. Надеюсь ты понимаешь, какими? Отто обернулся на голос. Катрин стояла возле ширмы полностью раздетая. Ее руки спокойно свисали вдоль тела, не пытаясь прикрыть ни задорно торчащие маленькие груди, ни лобок, с аккуратно выстриженной полоской волос над ним… Фигурка была несколько угловатой для ее возраста, еще не окончательно оформленной, но заказчику требовалась именно такая.

Катрин перехватила взгляд невольно залюбовавшегося ей Отто, но продолжала стоять спокойно не выражая ни тени беспокойства. Но для начала вопрос.

Сколько раз ты уже занималась сексом? Пойми, не знаю, что клиент будет делать с твоими карточками, скорее всего на них дрочить, но моя задача сделать так, что бы они вызывали у него такое желание. Если бы ему была нужна невинная малышка, я бы такую и нашел. Но сейчас у меня заказ на девочку, уже понимающую, что по чем. И я хочу быть уверен, что ты сможешь сыграть настоящую страсть.

Отто спокойно втолковывал ей эти простые вещи и видел, как в ее глазах начинает появляться понимание ситуации. Я должна сделать так, что бы старый хорек возбудился. Он морщил лоб и смешно поджимал губы, явно нервничая и переживая. Алене даже стало жаль его. Это была ее давняя слабость — жалеть всех подряд. В детстве она даже хотела стать врачом, добрым врачом, чтобы никому не делать больно Не только стать врачом не получилось. Вообще как-то странно закрутилась Аленина жизнь, и лишь в последние пару месяцев все стало более-менее ясно, просто и очевидно.

Курсы секретарей-референтов — не бог весть что, но хоть какое-то реальное дело и реальная перспектива. Тем более что руководство курсов обещало помочь с трудоустройством, а значит Это тот, под фонарем. Алена уже прошла мимо, так что пришлось обернуться. Голос у мужчины был тонкий, застенчивый.

Куртка какого-то непонятного цвета. Его было жаль, но Алена могла понять и женщину, которая не пожелала являться на рандеву под фонарем. В этом мужчине не было перспективы, не было силы и не было обаяния.

Его можно было только пожалеть. Он ждет здесь уже битый час, эта стерва не идет, и бедный мужичок решил с горя, что это часы у него сломались. Нет, дело не в часах. Она не договорила и изумленно перевела взгляд с циферблата маленьких электронных часиков на большой настоящий пистолетный ствол.

Дуло упиралось ей под левую грудь. Алена не собиралась кричать. Что толку кричать, если сквер пуст. Да и воздух из ее легких словно выкачали в один миг. Алена неподвижно стояла под фонарем, чувствуя пистолетный ствол напротив сердца и не понимая, как этот мужчина с лицом хронического неудачника в мгновение ока оказался рядом с ней и откуда он достал свой пистолет.

Куда делись разделявшие их метры? Пистолетное дуло давило на ребро, но несильно. Зато внизу живота завязался холодный тяжелый узел, грозивший взорваться вязкой тошнотой Разговаривать, с ним нужно разговаривать. Нужно разговаривать, потому что этим ты напоминаешь маньяку, что ты не предмет, что ты живой человек Откуда взялось это слово?! Кто сказал, что перед ней маньяк?! У него спокойные ясные глаза, тихий голос, плавные движения Да и не ловят маньяки своих жертв под фонарями!

Они выбирают темные подворотни, глухие пустыри Дай бог, чтобы так, дай бог Немного, но это все, что есть Кажется, она говорила не о том, о чем нужно. А о чем же тогда говорить? Какую фразу она должна была сказать, но не сказала? Алена не знала ответа на этот вопрос.

Первое слово давало надежду на счастливый исход — вежливость — это же Это же значило, что мужчина с пистолетом не конченый изверг и садист. Однако, кроме "пожалуйста", были сказаны и другие слова. Пальцы Алены торопливо рвали пуговицы из петель. Она не хотела узнать, что будет, если ослушаться этого тихого ровного голоса. И она хотела, чтобы все это поскорее кончилось.

Они все еще под фонарем. Однако мужчина с пистолетом не уходит из круга света, не тащит Алену в кусты, за деревья Это не дает ее надеждам сдохнуть, но они очень слабые, эти надежды, очень слабые. А плащ она снимает.

Кажется, он чем-то недоволен. Оглядывает Алену, которая держит плащ на сгибе руки. Может, она не кажется ему привлекательной? Может, она ему не подходит? Может, слишком маленькая грудь? Господи, впервые за всю взрослую жизнь она счастлива, что у нее маленькая грудь! Чтобы это сделать, нужны свободные руки.

Алена не задумываясь роняет наземь плащ, бросает сумочку и резкими движениями закатывает рукава, сначала правый, потом левый. Но если дело ограничится разглядыванием ее голых, покрывшихся мурашками рук, Алена не будет против! Алена дрожит от страха и холода, пытается улыбнуться, и как-то само собой у нее вырывается:. Совсем как у врача на приеме. Быть может, и ответ будет соответствующий: Сдайте анализы и приходите на следующей неделе в это же время".

То есть это Алене показалось, что он задумался — приподнял подбородок, наморщил лоб. Она смотрела в его лицо, ища там признаки того, что ответ будет утвердительным.

Она смотрела в его лицо и искала там нечто человеческое, разумное, понятное Она совсем не смотрела на его руки. На пистолет, который сжимали эти пальцы. Поэтому удар вышел внезапным, ошеломляющим: Тело качнулось, но за миг до этого мужчина левой рукой крепко схватил Алену за локоть, и этим джентльменским жестом не дал девушке упасть сразу. Аккуратно придерживая, он уложил Алену на асфальт, стараясь при этом не заглядывать в ее изумленные глаза, пораженные жестоким обманом, который только что был учинен.

Между тем мужчина отошел чуть в сторону и вытащил из-за кустов маленький чемоданчик. Мужчина развернул тело девушки так, чтобы свет фонаря падал нужным образом, удовлетворенно кивнул и взял из чемодана холодный блестящий предмет. А потом сделал первый надрез. После третьего надреза мужчина отвлекся от работы и взял Алену за запястье. Девушка была еще жива, и мужчина примерился скальпелем для следующего надреза, но тут благостную тишину сквера разорвал резкий и нежеланный звук.

Мужчина тут же бросил скальпель и выпрямился, поочередно взглянув в оба конца сквера. Справа виднелся силуэт — мужчина то ли в плаще, то ли в длинном пальто. Он двигался в направлении фонаря. Но что было еще хуже — впереди него весьма резво и заинтересованно бежала колли. Собаку можно было понять — крови из тела к этому времени вытекло достаточно. Подумав про себя, что собак все же нужно держать на поводке во время прогулок в общественных местах, мужчина закрыл чемоданчик, сунул руки в карманы и стал ждать, пока собака и ее хозяин подойдут поближе.

Честно говоря, Молчун их побаивался. Побаивался всех троих — маленькую худышку по прозвищу Мышка, грудастую брюнетку Кристину и длинноногую блондинку Милу.

А если совсем честно, то он боялся их всех — молодых, красивых, беспечных и раскованных в вопросах секса. Молчун боялся их, потому что не понимал. Не понимал легкости, с которой эти женщины исполняли прихоти десятков мужчин, не считая при этом свою работу ни грязной, ни постыдной. Но он не только не высказывал своих страхов вслух, он не допускал их на свое лицо, не допускал в свои жесты. В результате многие девушки считали, что неразговорчивый угрюмый водитель-охранник их презирает.

А некоторые его даже побаивались и были бы безмерно удивлены, узнав каким-нибудь волшебным образом о страхах Молчуна. Но они не узнали. Служебный транспорт марки "ВАЗ" девятой модели стоял перед домом, где арендовала помещения служба досуга "Каприз". Молчун замешкался на выходе, рассовывая по карманам мобильник, газовый пистолет и записную книжку с адресами клиентов — в результате все три девицы оказались в машине раньше его.

Мышка проворно юркнула внутрь, Кристина просто забралась в машину, а Мила поместила свои ягодицы на заднее сиденье так, будто делала невероятное одолжение всему человечеству, Волжскому автозаводу, фирме "Каприз" и персонально Молчуну. Никто не сел на переднее сиденье. Никто не захотел ехать рядом с Молчуном. То ли девицы хотели потрепаться о своих делах, то ли То ли Молчун перестарался, удерживая свой страх перед женщинами за бессловесной угрюмой маской, которую не прошибали пошлые шуточки, откровенные признания, голые коленки и прочие штучки, которых Молчун насмотрелся и наслушался на этой работе по самые уши.

Может, эта маска стала отпугивать или внушать подозрения в извращённых наклонностях? В самом деле, Молчун никогда никого не щипал за зад и никому не предлагал заняться минетом по дороге к клиенту. Впрочем, из этих троих побаиваться Молчуна могла разве что Мышка по молодости и по глупости.

Да еще Мила, которая, будучи новичком в этом бизнесе, побаивалась понемногу всех подряд. Но вот под взглядом Кристины Молчуну всегда становилось немного не по себе. Вот уж эта его точно не боялась. И даже больше — иногда казалось, что она видит Молчуна насквозь со всеми его страхами.

К счастью, она редко посматривала в сторону Молчуна. Он был ей неинтересен. Для нее Молчун был всего лишь техническим работником фирмы "Каприз", обеспечивающим ее, Кристины; работу. Настоящие леди не садятся рядом с шофером лимузина, который везет их на светский раут. В этот раз, только Молчун вставил ключ в замок зажигания, сзади раздалось язвительное:.

Мне неохота потом языком отрабатывать твое лихачество! За спиной Мышка поинтересовалась у Кристины, правда ли ей приходилось ублажать гаишников за водительские грехи, а Кристина в ответ рассказала что-то уж совсем непотребное, но смешное, и в затылок Молчуну ударил тройной залп безудержного смеха. Так и добрались до первого клиента, под хиханьки да хаханьки. Клиент обитал в многоэтажном доме в конце Ленинского проспекта, напротив мебельного магазина.

Молчун заглушил мотор, пролистал страницы записной книжки, пробежал глазами свои же собственные каракули и произнес, не оборачиваясь:. Подъезжай через пару часов, Молчун, мы их к этому времени затрахаем до потери пульса Один человек, две девушки. Посидите пока в машине Он вылез наружу, захлопнул дверцу "девятки" и одернул куртку, карманы которой были отягощены газовым пистолетом и мобильным телефоном, а потом пошел делать свою работу. Он должен был проверить клиента.

Доставить девушку, забрать бабки, а потом забрать девушку — это само собой. Самым сложным было проверить клиента. Проверить и не ошибиться. В том смысле, чтобы все было нормально. Если клиент платит за себя одного, чтобы не было толпы пьяных друганов в соседней комнате. Чтобы без всяких там извращений типа плетей, наручников и прижигания сосков окурками.

То есть такие услуги тоже имеются в прейскуранте фирмы "Каприз", но уже за особую плату, и об этом нужно специально договариваться. А если с диспетчером об этом не говорили, значит, никаких извращений. Тем более что не все девчонки подписываются на такую работу. Мышка — та точно не подписывается, Мила, судя по надменному выражению лица, тоже. А Кристина, судя по разговорам, подписывалась на что угодно. Лишь бы деньги платили. Но, хотя и была Кристина не одинока в своей готовности "на все", задача Молчуна была это "все" предотвратить.

Пока у него не случалось крупных проколов. Так, мелочевка — то фальшивую купюру подсунут, то деньги обратно затребуют, вроде как девушка не понравилась. Инструкция, написанная шефом "Каприза" Гошей, гласила, что деньги назад возвращаются только под прицелом "ствола". А поскольку Молчун ездил на работу тоже не с поварешкой, возвращать деньги ему еще не приходилось. Гоша говорил, что всяких проблем постепенно будет становиться меньше, потому что бизнес становится цивилизованнее. Если кто-то и хотел бесплатного мяса на выходные, то по дорогам стояло полно дешевок, согласных на что угодно за бутылку водки.

Не было смысла из-за такой ерунды входить в клинч с охранниками типа Молчуна, потому что за Молчуном, например, стоял Гоша, а за Гошей стояли еще более серьезные люди. Гоша любил вспоминать о временах совсем уж дикого капитализма, когда сам он ездил по Москве, развозя проституток и регулярно получая по башке от всяких отморозков.

Братве несолидно западать на дешевок, они заказывают себе "субботник" в салоне подороже. Поэтому главная проблема для нас — это психи. Которые сидят себе по квартирам и дрочат на картинки из "Пентхауса", а потом решают попробовать с живой бабой Попробовать все, что у них там вызрело в гнилых мозгах. На эту тему Гоша тоже мог порассказать многое. Года полтора назад Гоша лично вез в больницу девушку, которой плеснули в лицо серной кислотой.

Пока этому козлу не ударило в башку, что это — его бывшая жена. Тогда он встает с постели, идет в другую комнату, достает бутылку с кислотой и выливает ее девке на лицо. И радостно смеется при этом. Запах там был, надо сказать Девушка с обезображенным лицом теперь работала диспетчером в одной из Гошиных фирм. Если не отводить взгляда.

Говоришь с ним — и смотри, смотри Когда на небольшом участке местности собирается с полтора десятка милиционеров, приходится быть осторожным. Кто-то и вправду кинулся искать веревку, а Львов отошел на безопасное расстояние и закурил. Весеннее утро было холодным и хмурым, причина, по которой Львов находился в шесть часов утра не дома, а здесь, была совсем невеселой, и тем не менее старший оперуполномоченный улыбался.

Не во весь рот, иначе бы его посчитали чокнутым, а сдержанно, интеллигентно. Если милиционер может быть интеллигентным. Впрочем, Львов был в штатском и, отойди он еще метров на двадцать от подполковника и его окружения, мог бы сойти за случайного прохожего. Причина для улыбки была примитивной — у Львова уже два часа как не болел зуб. Боль мучила опера вечером, с нею он лег спать, а это не лучшая компания для одинокого мужчины. Львов не помнил, как заснул, зато хорошо помнил, как подпрыгнул от телефонного звонка.

Было начало пятого, и еще прежде чем Львов схватил трубку, он с удивлением обнаружил, что боль исчезла. Выслушав адрес, куда ему нужно было подъехать, Львов стал одеваться, радуясь подзабытым ощущениям беспечности и комфорта. Два часа спустя счастье все еще продолжалось. Веревку притащили из багажника одной из милицейских машин, и подполковник велел перегородить сквер, отправив одновременно двух человек в разные концы сквера, чтобы те заворачивали прохожих, если те вступят на помеченную белыми контурами асфальтовую дорожку.

Спрошено было не из простого любопытства, а для того, чтобы быть в курсе. Подполковник рвал и метал уже по какому-то новому поводу, так что разумно было держаться от начальства в стороне, сохраняя при этом серьезный вид и обладая всей нужной информацией.

Кирилл подъехал позже остальных, и в его знаниях были пробелы. Значит, всего три трупа. У девушки в сумке деньги остались нетронутыми. У собаки не было ничего. В смысле, он работал ночью? Денег не взял, зато убил собаку. Если кто-то еще скажет "маньяк", этот кто-то лично от меня получит в Кирилл поспешно укрылся за спиной Львова, а тот невозмутимо курил, согласно кивая на все слова начальника.

Маньяки, они "стволы" не жалуют. Они предпочитают ручную работу. В этом для них весь кайф. Кирилл, как загипнотизированный, подошел к белому контуру на асфальте и присел на корточки, разглядывая неестественно темные лужи. Тихо, чтобы никто не услышал, он прошептал:. Глаза были обычные, карие, отличавшиеся от тысяч других разве что тем, что между ними и Молчуном располагались толстые линзы очков. Мужчине было лет тридцать пять, он был одет в красный спортивный костюм и кроссовки.

Ни дать ни взять только что вернувшийся с тренировки спортсмен. Я ведь вам звонил? Так и есть, не послышалось: При взгляде на него Молчун слегка опешил — лицо показалось знакомым. Еще через пару секунд Молчун понял, на кого именно похож невысокий полный мужчина средних лет. Мужчина был похож на Лужкова — это и ввело Молчуна в состояние ступора: Гошина инструкция варианта с Лужковым не предусматривала.

К счастью, еще через миг Молчун сообразил, что это все же не Лужков, а всего лишь похожий на него человек. Достаточно было посмотреть на забрызганные весенней уличной грязью его ботинки, чтобы осознать всю пропасть между ним и московским мэром.

Позже, присмотревшись получше, Молчун понял, что и сильного сходства нет. Человек на диване напоминал одновременно и Лужкова, и еще какого-то актера, не русского, иностранного. Имен Молчун не запоминал, а вот лицо из телевизора впечаталось в память.

Взять этого актера, добавить чуток Лужкова, присыпать пылью и перхотью — в точности будет мужик на диване. Кажется, я так и говорил по телефону: И на всю ночь. Это не двести баксов, это уже все триста. Подход полу-Лужкова показался ему разумным. Ни споров, ни скандалов. Просто заплати и живи спокойно. Пока "спортсмен" вытаскивал деньги, Молчун на всякий пожарный заглянул в ванную комнату и на кухню.

Никого там не обнаружив, Молчун окончательно успокоился. Вернувшись в комнату, он увидел "спортсмена", горделиво потрясавшего пачкой денег. Молчун протянул руку, но "спортсмен" с ехидной улыбкой спрятал деньги за спину и поинтересовался:. Каламбур насчет баб и бабок придумал не Молчун, это было произведение Гоши, далеко не единственное в этом роде. Профессиональный юмор, язви его Молчун вышел в коридор, достал мобильник и позвонил Кристине в машину, сказав, чтобы девушки поднимались.

Через пару минут Кристина переступила порог квартиры, приветственно пропев:. Следом появилась Мила с выражением смертной тоски на кукольном личике. Краем уха он слышал, что Мила то ли была моделью где-то в провинции, то ли хотела стать моделью, но что-то там у нее не заладилось, и вот теперь она расхаживала совсем не по подиуму, таская при этом оставшееся с прежней работы надменно-холодное выражение лица.

Гоша называл такие гримасы "эксклюзивная стервозность", а когда Молчун выразил сомнение, стоит ли держать такую цацу в конторе, снисходительно заметил ему:.

А что касается Милы Честное слово, есть мужчины, которым такой тип нравится. И твоя задача, Молчун, следить, чтобы Милу не забили до смерти. Сейчас ситуация складывалась для Милы самым благоприятным образом — стоило ей пройти, чуть покачивая узкими бедрами, на середину комнаты, как полу-Лужков встрепенулся и уставился на девушку.

Он буквально ел ее глазами. Особенно его манили Милины ноги. Что ж, Молчун мог его понять. Пока мужчины таращились на бывшую модель, Кристина отступила на шаг и шепнула Молчуну:. В его записной книжке значилось "на ночь", и Молчуну не хотелось нарушать инструкцию. Эта дурацкая исполнительность была заложена в нем с армии. В конторе приказов не было, была инструкция Гоши и был список клиентов, который выдавал Молчуну диспетчер.

Для него это и были приказы. И покажу, и дам потрогать. Ты только попроси, не смущайся. А то ты такой весь из себя застенчивый Мила брезгливо морщилась, но хозяев квартиры это, кажется, ничуть не раздражало. Подполковник Бородин выбрал из органайзера ручку подешевле и треснул тыльным ее концом по столу:. Он предусмотрительно расположился за противоположным концом длинного стола для заседаний и теперь мог безнаказанно бурчать себе под нос все что вздумается.

Рядом с ним старший оперуполномоченный Хорьков увлеченно разглядывал старый номер "Плейбоя", держа его на коленях. Взяли одного типа с фальшивыми баксами, а в машине у него штук десять таких журналов Кирилл появился в дверях именно в эту тяжкую минуту и получил по полной программе.

Пока гнев подполковника изливался наружу, Кирилл на всякий случай застыл на месте, а под конец Бородин рявкнул:. Львов со своего места подавал приятелю знаки, но подполковник в упор сверлил Кирилла тяжелым взглядом, так что до Львова Кириллу в этот день добраться было не суждено, и он сел у двери, в паре метров от Бородина.

Впоследствии Львов сокрушенно утверждал, что из-за такого расклада все и вышло и что если бы Киря сел рядом с ним, то ничего бы и не случилось Очевидно, подполковник вспомнил свое обещание не отвлекаться на посторонние темы.

Не во время убийства, я имею в виду, а утром, когда прочесывали сквер. Нашли гильзы от пистолета, но этого явно недостаточно И вообще — убийство это выходит за все рамки.

И портит нам всю картину. Поэтому все должны в меру возможностей внести свой вклад в раскрытие. Вот Охременко свой вклад уже внес Львов посмотрел на то, что подполковник назвал вкладом Охременко, и уважительно покачал головой: Штатный художник лежал третью неделю с гриппом, поэтому ответственное задание Бородин свалил на старшину Охременко, имевшего неосторожность при поступлении на службу заявить, что в детстве он посещал художественную школу.

Правда, всего шесть месяцев и без особых успехов. Схему Охременко начертил черным фломастером на обратной стороне старого плаката с перечислением статей морального кодекса строителя коммунизма. Особенно старшине удались угловатые елки вдоль сквера, а также траектории пуль, изображенные пунктиром. Позавчера, пятнадцатого апреля, около двадцати трех часов на пульт дежурного поступил сигнал от жительницы дома номер 89 по улице Калинина, что напротив сквера. Жительница сообщила, что со стороны сквера были слышны выстрелы.

По данному сигналу была отправлена патрульная машина, усилиями которой в сквере было обнаружено два мертвых тела. Одно тело мужское, другое женское. Здесь же имелось тело мертвой собаки. Как выяснилось потом, животное также имеет отношение к делу — его смерть наступила от ранения, нанесенного огнестрельным оружием Львов завистливо покосился в его сторону и вздохнул — самому заняться было нечем, а Кирилл сидел слишком далеко, чтобы играть с ним в морской бой.

Убийство в сквере Львова мало интересовало, потому что на прошлой неделе Бородин торжественно повесил на Львова другое "общественно значимое" преступление — поджог винного магазина. При этом подполковник поклялся в ближайшее время Львова больше не грузить, а стало быть, можно было не таращиться на произведение художника Охременко и не слушать рассуждения Бородина о расположении мертвых тел в сквере.

Львов осторожно тронул кончиком языка зуб — тот молчал, как и должно было быть после двух таблеток аспирина. Зуб молчал, а подполковник говорил, говорил, говорил Скучающий взгляд Львова поплыл вдоль бывшей ленинской комнаты — Бородин рубит ладонью воздух, Охременко рисует чертиков, Ибрагимов зевает, Ло-бановский смотрит в окно, Мухин дремлет, Хорьков пускает слюни над страницами "Плейбоя", Амиров грызет ногти Кирилл Иванов внимательно слушает подполковника Бородина.

Кирилл Иванов пристально смотрит на подполковника Бородина и на схему рядом с ним. Львов впервые наяву увидел, что это значит — "глаза горели". Львову все это страшно не понравилось. Мужчина лежит лицом вниз, на теле обнаружены три пулевых ранения.

Ему стреляли в спину, возможно, что в этот момент мужчина пытался убежать от преступника. Одна пуля, попала в мягкие ткани ноги, другая прошла вскользь по ребрам, и лишь третья оказалась смертельной. Документы, деньги и прочие ценные вещи остались на телах, поэтому мотив убийства пока неясен. В то же время не возникло проблем с установлением личностей убитых. Это Жданова Елена, семьдесят восьмого года рождения, учетчица на оптовой базе промтоваров, и Хрипачев Эдуард Иванович, сорок второго года рождения, полковник в отставке.

Жданова возвращалась домой после занятий на вечерних курсах секретарей-референтов, а Хрипачев, как утверждает жена, выгуливал собаку. Знакомы между собой они скорее всего не были. Во всяком случае, пока никаких тому доказательств мы не имеем.

Утром вы сами облазили там все кругом, но нашли только восемь гильз. Из этого каши не сваришь! Из-за ночного дождя собака след не взяла Подполковник оглядел подчиненных и не увидел желающих немедленно начать раскопки. Правда, Иванов смотрел как-то уж Бородин решил, что Иванов прикидывается, и отвел от него глаза. Причем и собачку тоже. Он приревновал и замочил всех, кого Тяжелая работа, надо тебе сказать. Я разговаривал с экспертом, он говорит — чисто отрезано, будто хирург работал.

А для этого нужно иметь инструмент, потому что перочинным ножичком такого не сделаешь Да и что это за страсть такая — хранить руку любимой девушки? Это же не локон, не туфля Сам ты что скажешь? Псих, которому нравится отрезать женщинам руки.

Ибрагимов укоризненно посмотрел на Кирилла, но тот был невозмутим, и даже указательный палец Львова, вертевшийся у виска, не нарушил Кириллова спокойствия. Ну зачем нам маньяк? С чего вдруг именно на нашей территории — маньяк? Ни у кого нет, а у нас будет. Зачем нам такое счастье?! Ее нашли в кабине лифта. Две пули в грудь и отрезана кисть руки. Это не только наш маньяк, это маньяк общегородского значения. Не помню я такого в ориентировках, вот и все.

Откуда ты это выкопал, Иванов? Быстренько подогнали дело под какого-нибудь подвернувшегося бомжа, да и закрыли. А вот плакат на пару с Охременко вы сделаете. Там нужно текст закона об оперативно-разыскной деятельности через трафарет набить Этим ты и займешься. Другие убивают из-за денег, из ненависти — убивают, чтобы получить свое и на этом успокоиться. А этот не остановится, потому что у него есть такая физиологическая потребность организма — убивать! И ваше счастье, Леонид Сергеевич, если следующую жертву он найдет на чужой территории Ибрагимов думает, что это преступление на почве страсти, а ты, Иванов, думаешь, что это маньяк.

Флаг вам в руки обоим, потому что доказательств ни первой версии, ни второй, ни десятой — нету. И я сказал уже, что нужно копать, копать А чего это ты, Иванов, так суетишься? С экспертом уже успел поболтать Только не в ущерб другим делам. И само собой, не в ущерб работе над плакатом. Сотрудники поопытнее стали оперативно съезжать под стол или закрываться от взгляда Бородина невесть откуда взявшимися листами документов, что должно было означать крайнюю форму загруженности. До этой секунды он расслабленно покачивался на стуле, наблюдая за классической сценой под названием "молодо-зелено" и подыскивая слова, которые нужно будет сказать Кире после совещания.

Когда подполковник назвал его фамилию, во рту у Львова заклокотали совсем другие слова. И он чуть не упал со стула. И еще будешь направлять Иванова, осуществлять контроль, так сказать Львов посмотрел через стол на Кирилла, и в этом взгляде было много такого, что выразить словами было бы сложновато. И тут в мертвой тишине явственно прозвучал шепот увлекшегося Хорькова:.

Львов показывал Кириллу кулак, тот делал недоуменное лицо, а Хорьков растерянно таращился на остальных и не понимал, с чем его поздравляют. Теперь Молчуну нужно было забросить Мышку на Котельническую набережную. Он ехал по Ленинскому проспекту в обратном направлении и думал, что с Котельнической набережной придется мчать в контору, брать там новых девок, раскидывать их по Москве, затем забирать Мышку и снова ехать на Ленинский, за Кристиной и Милой — если уж пообещали, что затрахают тех двоих за пару часов, значит, так оно и будет.

Короче говоря, дел хватит на всю ночь. Крепче за баранку держись, шофер, и не надейся, что выдастся тебе свободная минутка, чтобы спокойно почитать колонку объявлений, где предлагают работу, как эта, хуже, чем эта, и гораздо хуже, чем эта. Хороших предложений Молчуну пока не попадалось. Получалось, что она шепчет ему на ухо. Молчун не понимал, почему на переднем сиденье Мышка дурой уже не будет, однако ничего криминального в Мышкиной просьбе не было, и Молчун, для виду наморщившись и потянув паузу, в конце концов пробурчал:.

Он хотел притормозить, но Мышке этого и не понадобилось — в один миг ее тело переметнулось через спинку сиденья и оказалось рядом с Молчуном. Он краем глаза заметил черные кружевные трусики, но возбуждения от этого не испытал. Много всякого он уже повидал на этой работе. Мышка устраивалась на переднем сиденье, а Молчун тем временем свернул вправо, на Садовое кольцо.

Между домами стояла ментовская машина, но даже если это и была засада ГИБДД, "девятка" проскочила ее без проблем. В принципе я могу оставить свой вопрос на автоответчике. Марвин, Флинн и я хотели бы приехать. Анна села на кровати, и все страхи этого вечера сплелись вдруг в тошнотворный плотный комок где-то в глубине живота. Она не видела дочь двенадцать лет.

Иногда от нее приходили открытки, но последние пять лет Поппи вообще не давала о себе знать. И вообще, когда умер Хью, Анна почувствовала, что это все равно как если бы ее дочь умерла вместе с ним. Анна прекрасно помнила день, когда Марвин Блендер появился в их доме. Стоял октябрь, Хью болел, Поппи только вернулась из Европы с героиновой зависимостью. Это было худшее время в жизни. Спустя месяц после возвращения Анны и Хью из летнего домика в штате Мэн они узнали, что причиной чрезвычайной усталости и головных болей Хью, на которые он жаловался и думал, что это от переутомления и стресса, была саркома.

Анна сама взяла у него кровь на анализ. Число лейкоцитов было таким высоким, что слайд напоминал картины Моне, клетки были словно покрывало из водяных лилий. Вот с такими новостями они поехали встречать Поппи в аэропорт.

Анна рассматривала выходящих пассажиров, но так и не смогла узнать дочь, пока та не подошла вплотную. Поппи была как вырванная из любимой книги страница — знакомая, но лишенная смысла. Она была настолько худая, что казалось, будто ее коленные чашечки могут проткнуть джинсы. Когда дочь уезжала полгода назад, ее красивые волосы доходили до плеч, сейчас же они были настолько короткими, что сквозь них светилась кожа.

Анна поняла все — по лицу, напоминающему маску, и по тусклым, ничего не выражающим глазам. Хью сначала просто отказался верить: Анна обыскала вещи Поппи, исследовала каждый дюйм ее комнаты, но так ничего и не нашла. Однако домработница все же помогла разгадать эту тайну: Поппи спрятала все в их спальне. Героин лежал в футляре, в который Анна почти никогда не заглядывала, шприц — в комоде, на дне ящика с подарочными упаковками и ленточками.

На кухонном столе, поверх двух тонких пакетов, лежала записка от Марии. Поппи, заболевшая желтухой, почти не выходила из больницы. Болезнь протекала так остро, что печень работала только на шестьдесят процентов. И потом она еще два месяца проходила программу реабилитации, прежде чем врачи решились отпустить ее домой.

К Рождеству она пришла в норму, набрала вес и даже начала ходить на занятия в колледже, хотя и по специальной программе, не требовавшей постоянного присутствия в классе.

У нее появился новый молодой человек, в котором Анна и Хью души не чаяли. Поговаривали о свадьбе через год или два, но оба родителя уже воспринимали его как члена семьи. Каждый вечер он приходил к ним домой и проводил все время с Поппи перед телевизором. Добродушный и терпеливый, Чарли был продюсером шоу о живой природе на одном из телевизионных каналов Бостона и, что самое важное, просто с ума сходил по их дочери.

Он был так же нежен с ней, как Хью. Анна налила себе двойную порцию хереса и взяла с собой в ванную. Нет, она не хочет, чтобы приезжала ее дочь. Она быстро сбросила одежду и опустилась в горячую, пахнущую фрезией воду, расслабившись и отпустив воспоминания на свободу.

Весь год состояние Хью то улучшалось, то становилось хуже, однако к осени пришлось начать химиотерапию. Он был измучен, но сохранял бодрость духа. В воскресенье все четверо — Анна и Хью, Поппи и Чарли — сели поужинать. Чарли только вернулся с охоты на оленей, куда ездил со своим братом, поэтому на ужин в тот вечер была оленина, приправленная острым соусом, и кукурузный хлеб.

Вечерами было уже холодно. Мужчины пили послеобеденный скотч на террасе, и Хью укутался в белый шерстяной кардиган, который Анна сберегла и носила в течение нескольких месяцев после его смерти, убеждая себя, что он все еще хранит запах тех счастливых осенних вечеров с задушевными разговорами за ужином, приправленных розмарином и чесноком, танином и запахом костра, витающими в воздухе, и слабым ароматом вина из пролитого бокала Мерло.

Анна поставила ноктюрны Шопена и наблюдала, как ее муж и будущий зять сидели в тусклом свете под нависающими ветвями дубов, отбрасывающими тени на широкие плоские камни террасы. После смерти Хью Анна часами сидела в его кресле, в таком же свете позднего вечера.

Она видела те же тени от листвы, искусный филигранный узор на коже, словно легкая, превосходно сплетенная тесьма. Ей повсюду чудился Хью, память о нем окутывала ее как невидимая шаль. В тот день Анна подумала: Поппи подошла и сделала шаг в ее сторону, словно хотела обнять, но остановилась. Мать и дочь не обнимались с тех пор, когда Поппи была еще маленькой девочкой. Их отношения всегда были настороженными, а переходный возраст отдалил их друг от друга еще больше.

Анна кивнула и высморкалась:. А здесь становится как-то чуть-чуть слишком трагично. Ты не поменяешь музыку? Шопен сейчас — это немного чересчур. Может, поставить счастливца глупого? Они как раз принялись за десерт и кофе, и тут раздался телефонный звонок. Есть еще спрос на такие старые автобусы — на подходе новая волна хиппи.

Мы с Анной когда-то ездили в нем за город. Еще когда она носила мини-юбки. Хью всегда хотел, чтобы она носила мини. Может, он даже и купил ей одну или две юбки такого рода, думала она, включая пальцем ноги горячую воду, но, конечно же, они никогда не надевались. Анна поставила бокал с хересом на край ванны, сделала валик из полотенца и положила его под шею.

Марвин появился, когда они только сели за стол. Хью попросил его прийти в половине восьмого, но тот, должно быть, вышел из дому сразу после того, как повесил трубку. Чарли заметил его первым — высокий мужчина в длинном черном пальто, с прямыми темными волосами до плеч прошел через задний двор, прикрыл рукой глаза и посмотрел на дом, прямо в окно столовой.

Незнакомец вертел головой из стороны в сторону, будто в шуме ветра ему почудилось, что его окликают. Они наблюдали, как Чарли подошел к покупателю и протянул ему руку. Анна слышала, как Чарли копается в груде старых ключей и ножниц, визиток и неиспользованных купонов. Анна посмотрела на незнакомца, стоящего во дворе. В нем было что-то, встревожившее ее, она даже поежилась и плотнее укуталась в шаль.

Где-то в глубине сознания зрела уверенность, что все это так быстро не кончится, что этот мужчина не просто поболтается по двору, заберет машину и исчезнет. Может, потому что она почувствовала, как Поппи им заинтересовалась.

И потому что, кем бы он ни был, он был запоминающимся типом. Мужчина повернул голову, будто услышал сказанное, и Анна увидела правильные черты лица и мужественный изгиб шеи. Он был темноволос, с отдельными прядками цвета опавших кленовых листьев. Анна увидела, что он сложил пальцы, как делают это дети, изображая пистолет, и задумчиво приложил ладонь к голове.

Мужчина слегка шевелил губами, словно что-то считая. Поппи вошла в столовую, держа в руке брелок, украшенный пластмассовой ромашкой. Поппи перевела взгляд с одного на другого:. А почему — нет? Думаете, он меня похитит? Чарли пожал плечами и сел обратно, а Анна мягко попросила:.

Анна не могла бы объяснить почему. Она посмотрела на Чарли, сосредоточенно наливавшего соус в тарелку. Поппи и незнакомец не торопясь двинулись к дому, увлеченные разговором. Даже с этого расстояния Анна видела, как сияет лицо дочери, как легок и искренен ее смех. Поппи откинула голову назад и крепко обхватила себя руками. Чарли бросил взгляд поверх газеты — парень не был ревнивым, Анна знала. Он не слишком-то ограничивал Поппи.

Он зашел и сел рядом с Чарли на небольшой диванчик. Анна натянуто улыбнулась, чтобы показать, что прекрасно понимает, зачем он это сказал. Парень способен одурачить молодую девушку, вроде Поппи, но Анна-то знала, почем фунт лиха:. Анна пристально посмотрела на него, выжидая, когда он подмигнет Поппи. Вот тут-то она и вышвырнет его из дома. Хью отдыхал, возможно спал, и Анна не собиралась тревожить его из-за каждой прихоти покупателя.

Поппи вошла с двумя стаканами лимонада и протянула один улыбнувшемуся ей Марвину. В понедельник я первым делом схожу туда. Анна совсем не хотела встречаться с ним еще раз. По ней, так он вообще мог бы уехать на этой дурацкой машине, не заплатив ни цента. Я приму ваш чек.

В понедельник днем, после того как по чеку Марвина Блендера произвели выплаты, Анна оставила ему ключи и документы, как и обещала. Но прошло еще две недели, прежде чем он приехал за автобусом и увез с собой ее дочь.

В ретроспективе было несложно понять, как все произошло. Анна работала с утра до вечера, Хью проводил все время в больнице. Поппи целыми днями сидела дома, посещая урок или два в день, когда ей хотелось. Вот тогда она и начала с ним встречаться.

А в тот день, когда, придя с работы, Анна нашла записку: Во-первых, что это не был просто каприз — решения Поппи всегда были окончательны. К ее удивлению, Хью и Чарли не восприняли это как катастрофу и пропустили мимо ушей ее предложение обратиться в полицию.

Женщина, которую ты любишь. Поппи знает, что я ее люблю. Она сделала глупость, но вообще-то она умная девочка и любит Чарли. Такой уж у Поппи характер. Однажды, когда ей было девять, она решила, что хочет уехать в Диснейленд. И сумела-таки добраться до автобусной станции. Прошел целый год, прежде чем родители получили весточку от Поппи. Какое-то время Чарли приходил к ним почти каждый вечер и сидел с Анной и Хью до окончания вечерних новостей. Он хотел быть там, если позвонит Поппи. Анна видела, что парень впал в депрессию, а затем и вовсе в какое-то беспомощное состояние.

Наконец из Нью-Мексико пришло письмо. Анна открыла конверт, и на ее колени выпали фотографии: Поппи, Марвин и младенец. Марвин был чем-то вроде художника. Они поженились почти сразу же после того, как уехали, и сейчас у них родился ребенок. Спустя год пришло еще одно письмо. Поппи посылала по одной весточке в год или полтора, и так на протяжении пяти лет. К этому времени Поппи и ее семья перебрались в Сиэтл. Но она так и не приехала.

Не позвонила, не прислала открытку, вообще никак не связалась с отцом. Анна совершила ошибку, сказав Хью, что дочь уже в пути. Он оживал каждый раз, когда звонили по телефону или в дверь, он спрашивал о Поппи до тех пор, пока не умер. Она ополоснула ванну и повесила влажное полотенце, а затем пошла в спальню и прослушала сообщение еще раз. Затем взяла трубку и начала набирать номер, но тут же остановилась. Может, просто позвонить и узнать, почему Поппи вздумалось приезжать?

Анна снова подняла трубку, но, вместо того чтобы набрать номер дочери, позвонила Грете. Она с такой же легкостью набирала номер Греты, с какой находила фа диез на своей виолончели. Внезапно Анна поняла, что не хочет рассказывать.

Она никогда не говорила о дочери с Гретой. Собственно, Анна даже не была уверена, что когда-нибудь говорила ей о том, что у нее есть дочь. Может быть, однажды, когда только переехала и поведала подруге о своем прошлом. Общие фразы о том, как похоронила мужа и начала новую жизнь ничьей жены и матери.

Разве это не странно? Одни люди открыты, другие — закрыты. Кто-то может чувствовать боль других, а кто-то — нет. Анна сказала, что это разумно, но в глубине души подозревала, что сострадание, как и материнский инстинкт, было ей достаточно чуждо. Она вообще сомневалась в том, что можно понимать чужие страдания.

Даже муки любимого мужа — его боль была его личной вселенной, дорогу в которую она так и не смогла отыскать. Как думаешь, оно встречается где-нибудь еще, кроме Библии? Из окна своей квартиры на Бэк-Бэй Стюарт наблюдал, как Джек, остановившись на углу, разговаривает с маленьким сапожником-итальянцем, мистером Фабрицци. Кажется, тот выкупил кофейный магазинчик неподалеку от корейской бакалеи, куда Стюарт и Джек обычно ходили за продуктами.

Каждый раз, когда сапожник видел Джека, он выходил поздороваться. Стюарт редко удостаивался большего, чем дружелюбный кивок через окно, а вот Джек стал прибежищем всех горестей и волнений, приключавшихся в жизни мистера Фабрицци. Мистер Фабрицци бурно жестикулировал, как всегда, когда говорил о вульгарности продавцов или о том, что так и не смог оставить привычку до блеска чистить обувь жены, несмотря на то что та умерла год назад. Джек непрерывно кивал и переминался с ноги на ногу.

Стюарт пошел на кухню проверить, готовы ли тосты. Почти весь этот день Стюарт провел у плиты. Девушки не говорили о желании завести ребенка прямо, просто сказали, что надо кое о чем поболтать. Но Джек был уверен, что речь пойдет именно о зачатии. Дружба, Джек, знаешь такое слово? Это когда люди не работают друг на друга, не спят вместе и ничего друг от друга не требуют. Надеюсь, в нем и для меня найдется место. Корейская бакалея была прямо за углом.

Если вдруг не будет свежего шафрана, не бери ничего взамен. Она утверждала, что он сотворит с ягненком чудо, если отбить мясо с яичным белком и поливать жиром каждые полчаса. То что Стюарт вынул в конце концов из духовки, имело консистенцию картона и вкус травы, прошедшей через газонокосилку.

Стюарт еще раз выглянул в окно и увидел, что Джек все еще стоит на углу. Теперь он разговаривал с каким-то молодым человеком. Джек бедром придерживал пакет с покупками, значит, тот был набит под завязку и очень тяжел — Джек никогда не умел покупать понемногу. Если бы Стюарт послал его за шафраном и кокосовым молоком, которое тоже не помешало бы, пакетов было бы два. Все, чем они пользовались, было большим. Вроде огромных бутылок с шампунем, которые заменялись прежде, чем были использованы наполовину.

Может, моя сестра приедет в гости. Не выбрасывай его, Стюарт. Во-первых, какова вероятность того, что приедет твоя сестра, а во-вторых, что она привезет такой трофей? Я в этом абсолютно ничего не понимаю. Стюарт вытащил хлеб из духовки и поставил на стол красивый фарфор специально для гостей — Джейн оценит веджвудский сервиз.

Джейн была первым человеком, с которым они подружились, когда переехали год назад из Сан-Франциско. Девушка работала в той же инвестиционной фирме, что и Джек. Ни Стюарт, ни Джек не хотели уезжать из Сан-Франциско, но бостонское отделение предложило Джеку двойную зарплату. Было глупо отказываться от такого предложения. Они решили, однако, что, если кто-то из них не привыкнет к климату Новой Англии, они переедут обратно.

Пока Стюарту не особенно здесь нравилось. Город поразил его атмосферой недружелюбия, подозрительности и недоверия. Происходило это отчасти потому, что Стюарт скучал по учебе, по затягивающей академической жизни. В Сан-Франциско он учился в университетской докторантуре, работая над междисциплинарной диссертацией по антропологии и истории искусства.

Его работа была посвящена связям между вариациями цвета и рисунка инкской керамики и их ритуалами и обычаями. Отправной точкой исследования была корреляция между человеческими жертвоприношениями и типами геометрических ландшафтных орнаментов. У Стюарта была теория, что, чем острее был кризис культуры, тем более замысловатой и яркой становилась керамика.

В Бэй-Эреа жил коллекционер антиквариата, который настолько доверял Стюарту, что дал ему ключи от своего склада. Стюарт приходил и уходил, когда хотел, и проводил часы, разглядывая древние сосуды для хранения зерна и церемониальные чаши.

В Бостоне Стюарту еще не удалось найти вполне подходящей докторантской программы, но здешний университет предлагал множество курсов, которые могли бы заинтересовать его, до тех пор пока он не определится с собственным исследованием.

Все получится — хватило бы терпения. У Джека дела шли замечательно, и этого пока было достаточно. В октябре у них будет юбилей — десять лет совместной жизни. Стюарт забежал туда за лекарством от простуды. В проходе между стеллажами полная женщина, рядом с которой стояли двое полицейских, громко молилась святой Сесилии, раскрывая, одну за другой, коробки с бигуди. В аптечном отделе провизор отчаянно стучал кулаком по пуленепробиваемому стеклу и кричал на мальчишек, которые набивали карманы витаминами.

Когда он наконец открыл дверь и выскочил в зал, те уже выбегали из магазина, чуть не столкнувшись с полицейскими, занятыми послушницей святой Сесилии. Стюарт ходил вдоль стеллажей с лекарствами, притворяясь, что разглядывает этикетки, и наблюдая за развитием событий.

Мимо него прошел, толкая перед собой тележку, мужчина, одетый в розовый купальный халат и поношенные розовые тапочки. Его волосы были заправлены под шарф, а лицо скрыто под слоем косметики. В его тележке не было ничего, кроме косметики. Аптекарь давал описание мальчишек копам, рядом с которыми стояла, закованная в наручники, любительница бигуди. Оборванец в розовом поставил свою тележку рядом с ним и открыл пакетик с накладными ногтями. Стоящий впереди обернулся, чтобы посмотреть, кто стоял за его спиной, увидел Стюарта и улыбнулся.

Мужчины перекинулись парой слов. Это был самый красивый мужчина, которого Стюарт видел в жизни. Когда они вместе выходили из магазина, Джек сказал, что в следующую субботу будет проводиться кампания в поддержку общества Бэй-Эреа по борьбе со СПИДом. Может, они там встретятся. В этот период своей жизни Стюарт считал себя бисексуалом. Последние три года он жил с японкой, на которой честно собирался жениться. Он любил Роберту, ему нравилась их размеренная, полная взаимного доверия жизнь.

Но все это было до того, как Стюарт встретил Джека и понял, что такое влюбиться по-настоящему. До сих пор все разговоры о страсти казались ему смешными, а попытки оправдать отчаянные или безумные поступки любовью — в худшем случае следствием психоза, в лучшем — слишком большим доверием к Голливуду. Разумеется, он чувствовал приливы нежности, расставаясь с Робертой, но встреча с Джеком вызвала в нем какое-то новое чувство, словно его кожа наэлектризовалась и отделилась от мышц и костей, а тело освободило место для чего-то неизвестного ему до сих пор — для любви.

В день проведения кампании Стюарт провел большую часть времени в поисках Джека, проталкиваясь сквозь собравшуюся толпу. Он нашел его, когда все двинулись в сторону Голден-Парк, где был организован пикник.

Джек стоял далеко, и Стюарт вдруг почувствовал себя физически плохо: Он всегда предпочитал библиотеки спортзалам и театры стадионам, но никогда не ощущал свое тело таким дряблым и больным. Стюарт смотрел на мужчин, сидящих тут и там на траве. Некоторые его восхищали, другие оставляли равнодушным, но никто не обладал той волшебной силой, которая была в Джеке.

Ноющая пустота, подобная чувству голода, появлялась где-то в глубине его тела, когда он смотрел на Джека. Но Джек ни разу не взглянул в его сторону. Толпа постепенно рассеялась, осталось не более дюжины, и все эти люди, казалось, хорошо знали друг друга.

Кто-то предложил пропустить по стаканчику текилы в баре на углу, и Стюарт, хотя и обещал Роберте прийти пораньше, пошел со всеми. Судя по взгляду, который он бросил на Стюарта, мужчине не понравилось, что кто-то сел рядом с Джеком. А Джек был здесь — так близко, что закружилась голова. Он был прекрасен, любой бы так сказал.

Его глаза были не совсем карими, но и не вполне зелеными. Когда Стюарт был маленьким, он часами лежал на спине под березой, которая росла на заднем дворе. Свет поздней осени на опавшей листве — вот что напомнили ему глаза Джека. Стюарт смотрел на него не меньше часа. Мысли и настроения отражались на лице Джека легко и элегантно, будто тени облаков скользили по горным вершинам.

Стюарт уже собирался махнуть на все рукой и отправиться домой к Роберте, когда Джек неожиданно к нему повернулся:. Стюарт схватил его руку, но был так взволнован, что едва смог выговорить свое имя. Джек спросил, давно ли он живет в Бэй-Эреа. Джек осмотрел его с головы до ног.

Стюарт проклинал себя за то, что находился не в лучшей форме: Он увидел свое отражение в зеркале за стойкой бара. Кожа и волосы выглядели превосходно — волосы выгорели на солнце и стали золотистыми, как это происходило каждое лето. Джек заметил, как Стюарт разглядывает себя в зеркало. Это стало началом новой жизни. Все было так просто. Все сомнения разрешились, и на все вопросы нашлись ответы. Ночью они пошли к Джеку, и только через три дня он позвонил Роберте.

Когда Стюарт наконец пришел домой, чтобы рассказать все и собрать свои вещи, она не злилась, не обвиняла его и не устраивала истерик. И когда он сказал: Я всегда знала, что это лишь вопрос времени. В конечном счете они остались друзьями, хотя поначалу Джек вел себя немного враждебно, когда Стюарт встречался с ней, чтобы попить кофе, или приглашал посмотреть какой-нибудь фильм. Через некоторое время Роберта перестала заходить к ним, и Стюарт слышал, что она вышла замуж и уехала в Париж.

Стюарт вновь подошел к окну, чтобы посмотреть, где же все-таки находится Джек. Все на том же углу, с незнакомым молодым человеком. Кто это, черт побери? Насколько Стюарт мог разглядеть, у парня были мальчишеские бедра и плечи. Долговязый, с фигурой бегуна. Он не позволял себе ревновать. Джека постоянно окружали мужчины, и он постоянно очаровывал, околдовывал и соблазнял.

В свои тридцать восемь он был все еще достаточно молод, чтобы соблазнить мальчишку, если бы захотел, хотя многие из молодых геев были занудны и консервативны, как натуралы. Это поколение осуждало беспорядочные связи и настаивало на безопасном сексе. Они были помешаны на здоровой пище, упражнениях и моногамии — замечательной вещи, по мнению Стюарта. Когда ему было двадцать два, вопрос о свободном выборе даже не стоял. Тогда приходилось либо скрываться, либо открыто переходить в разряд изгоев.

Услышав тяжелые шаги Джека на лестнице, Стюарт вернулся на кухню и вывалил на сковородку телятину. Стюарт посмотрел на него. Эту сторону характера Джека он ненавидел. Словно протекшая батарея, его друг выплескивал враждебность на все и всех, к кому Стюарт проявлял симпатию.

Эй, двадцать первый век вызывает Стюарта! Я тебе рассказывал о Малави, как я ел там так много жареного подорожника, что гадил чем-то желто-зеленым на протяжении четырех дней? Когда Джеку было немногим больше двадцати, он провел два года в Корпусе мира, строя мосты и обучая английскому. Стюарт решил не обращать на Джека внимания.

Самым мудрым было дать ему самому переварить дурное настроение. Несомненно, что-то произошло между ним и мальчишкой напротив бакалеи. Стюарт подозревал, что Джек хотел переспать с ним, но то ли парень не ответил взаимностью, то ли Джек передумал прежде, чем они договорились. Стюарт был уверен, что, с тех пор как они вместе, Джек изменял ему уже дважды: Он никогда не спрашивал напрямую, но явно усиливавшийся интерес Джека к их совместной жизни заставил Стюарта задуматься.

В минуты отчаяния он думал о командировках Джека и его вечеринках с коллегами, которые иногда длились вплоть до поздней ночи. Он думал, что проверял глубину своих чувств к Джеку — и его реакцию. Конечно, Стюарт рассказал об измене, и это привело Джека в бешенство.

Но он разозлился не из-за самого поступка, а оттого, что Стюарт рассказал ему об этом. Я что, твоя маленькая японская девка? Зачем ты мне рассказал об этом? Тем не менее несколько дней спустя Джек подарил Стюарту маленького длиннохвостого попугая и завел разговор о супружеской верности. Вечер закончился настойчивым требованием моногамии и безусловной верности. Джек заставил Стюарта пообещать, что тот не пойдет на сторону, и сам пообещал то же.

Долгое время Стюарт и правда верил, что как благородный человек Джек сможет преодолеть свой основной инстинкт. Стюарт взял на вилку сразу три кусочка и съел, его глаза заслезились — подорожник обжег рот. Стюарт знал, что Джек дразнил его. Стюарт предполагал, что Тутти мог быть выдумкой, как и многие из историй Джека. Может, он был всего лишь проводником, который сопровождал отряд в горах. А Джек сочинил повесть о страстной любви и долгие годы отшлифовывал мельчайшие детали истории, до тех пор пока Тутти не стал главной трагедией его жизни.

Мне нужно приготовить каппелини. Но мне нужно переодеться. В этом костюме я чувствую себя цирковой обезьяной.

Нужно еще приготовить десерт, а они будут уже через полчаса. Они почти доели ужин и допивали вторую бутылку вина, когда их гостьи обменялись заговорщицкими взглядами. Стюарт и Джек заметили это, и Лейла залилась краской. Я понимаю, что вы пришли не только для того, чтобы провести время в нашей компании, и не только из-за прекрасной стряпни Стюарта, которая, конечно, более чем превосходна. В тусклом свете свечей Стюарт находил ее привлекательной, но в менее щадящем свете ее кожа казалась шершавой, словно она сгорела на солнце.

Обычно Джейн носила свободную, мешковатую одежду искрящихся тонов, более подходящую для стильных, но полных женщин, хотя сама она казалась скорее худенькой. Сегодня на ней было аккуратное розовое платье, в котором Джейн выглядела, как учительница воскресной школы. Лейла нравилась Стюарту меньше, хотя, может быть, виной тому несколько историй, которые Джейн рассказала о подруге.

Она была привлекательна, с правильными, хотя и резковатыми чертами лица. Стюарт был уверен, что по-военному короткая стрижка, походные ботинки и многочисленный пирсинг были, скорее, ее застенчивым заявлением о сексуальных предпочтениях, нежели чем-то другим. Ей было двадцать с небольшим, и она работала консультантом по вопросам семейного насилия в какой-то женской организации. Она располагала к доверию и казалась уверенной в себе — именно это, сказала Джейн, сразу показалось ей привлекательным.

Джейн, которой было уже под сорок, пережила два болезненных романа в тот год, когда познакомилась с Джеком и Стюартом. Кэтрин, женщина, с которой она встречалась до Лейлы, ею манипулировала. Джек и Стюарт не переваривали ее, хорватского ветеринара, вдоволь поездившую по миру, больше всего времени проводившую в России и на Аляске. Она изучала сезонную динамику питания северных оленей и их возможную нейропептидную связь с пищевыми расстройствами у людей.

Об этом она могла говорить до бесконечности. После разрыва с Кэтрин Джейн похудела, ее нервы были настолько расшатаны, что ей пришлось взять отпуск за свой счет. С любой точки зрения Джейн была замечательным человеком.

Она с отличием закончила Стэнфордский университет, была веселой и великодушной, но вот в любви совершала ошибку за ошибкой. Стюарту временами казалось, что у нее заниженная самооценка. Больше всего ему нравилось то, что Джейн была совершенно открытой и не боялась выглядеть глупо, что свойственно действительно хорошим людям.

Она не считала унизительным готовить еду своим бывшим любовницам, обращавшимся с ней самым возмутительным образом, и никогда не возражала, если кто-то из них, потеряв работу, переезжал к ней.

Джейн познакомилась с Лейлой благодаря самой Кэтрин, которая начала оставлять тонко завуалированные угрозы на автоответчике и записки на стекле автомобиля. Лейла помогла получить постановление суда, которое запрещало Кэтрин приближаться к Джейн. У Джейн была одна удивительная черта: Тогда ее рациональный взгляд на мир становился вдруг близоруким и расплывающимся.

Джек и Стюарт возлагали большие надежды на Лейлу, доверяя выбору Джейн. Они ожидали увидеть женщину, прекрасную, как Одри Хепберн, с душой Эрхарта и добросердечную, как мать Тереза, а увидели темноволосую, угрюмую женщину, скорее девушку, чье лицо было настолько строгим, что казалось, оно впитывает в себя весь свет в комнате, не отражая ни одного лучика.

Она не любила пустого трепа и на вопросы отвечала кивками и междометиями. Она была властной и мрачноватой. В ней не было ничего, чем можно было бы объяснить влюбленность Джейн. Даже когда Джейн заходила без подруги, она никогда не могла по-настоящему расслабиться: Если Джейн опаздывала хотя бы на две минуты, Лейла сразу же начинала обзванивать всех знакомых. Конечно, так не будет продолжаться всегда, думал Стюарт, Джейн просто надо преодолеть нечто, оставшееся от Кэтрин.

Опыт подсказывал ему, что в каждом новом романе человек пытается выразить ту часть себя, которая подавлялась в прежнем. И хотя Джейн казалась такой же покорной, как и в отношениях с Кэтрин, Стюарт подозревал, что на этот раз это был ее собственный выбор, а не страх. Держу пари, что это будет связано с анатомией. Они всегда полагают, что мы чрезвычайно заинтересованы в их пенисах.

Джейн положила руку на спинку стула Лейлы.

Лучшее качество порно достигается слаженными действиями команды создателей порно фильма, на нашем сайте представлены отличные образцы такой продукции в самых разных категориях. Сразу после классного минета девушка с маленькими сиськами скачет на черном хуе. Она поворачивается на члене и снова гарцует на нем. Она наслаждается сексом раком. Групповой секс ЖМЖ с двумя красивыми девушками. ПТС 3.

Скачать Порно Видео Фистинг Анал Лесбиянок На Телефон

evrika-spb.ru - the best free porn videos on internet, % free. Вот к примеру, такое вот порно: игривая медсестра увидела, как ее пациент, который был долгое время в компе, пошевелил пальчиком.

Сжимает Сиськи

evrika-spb.ru – Recently Added XXX Videos. We have more then free flash porn movies. Homemade and HD fuck clips. Share your own sex videos! (page 5). Watch Mature gets nailed in dirty threesome online on evrika-spb.ru YouPorn is the largest Asian porn video site with the hottest selection of free, high quality hairy movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing!

Самые Громадные Сиськи

Watch Fake Agent Hot Euro Blonde Bombshell likes Doggy Style on the Casting Couch online on evrika-spb.ru YouPorn is the largest Amateur porn video site with the hottest selection of free, high quality blowjob movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing! Watch Fake Agent Hot Euro Blonde Bombshell likes Doggy Style on the Casting Couch online on evrika-spb.ru . Тот самый маленький, покатившийся с горы камешек, вскоре превращающийся в смертоносную лавину, способную стереть с лица земли целый город, и навсегда оставить свой след в истории. С людьми этот процесс выглядел куда.

Групповое Анальное Порно Большие Сиськи

XVIDEOS.COM

Зрелые Волосатые Сиськи Порно

Убийцы Пиратов

Мобил Порно Толстые Получают В Анал

Порно Зрелая Женщина Учит Мальчика

Мамаша с большими сиськами поворачивается раком

Молодой Гей Кричит От Анальной Боли И Кайфа От Гиганского Черного Члена

Порно Мама Дрочит Сиськами

Хорошо Развитый Половой Член

Порно Мамку Между Сисек

Грнязную Сучку Veruca Трахает В Анал Двумя Большими Хуями И Сливают Сперму В Рот

Анальный Мамотрахарь 2 / Anal Motherfucker 2 (2019) Web-Dl 720

Утренний Анал В Ванной

Фото Порно Анал Русское

Русское Порно Фильмы Зрелая И Мальчик

Смотреть Порно Бесплатно Онлайн Смачные Мамки

Арабские Большие Члены Анал Порно С Пышками

Русское Порно Грудастых Мамаш

Порно Пожилых Старушек Очень Зрелых

Смотреть бесплатно порно фильмы со зрелыми русскими

Вику С Большими Сиськами, Выебали Раком | Уникальные Новинки Русского Порно Видео В Hd Качестве Онла

Настя берет большой член в рот по самые яйца и трахается в анал Mia Cruise

Посмотреть порно по нише Маленькие Сиськи

Поклонение Черному Члену 6 / Black Cock Worship 6 (2019) Dvdrip

Порно Негры Большие Члены Бесплатно

Смотреть Порно Зрелых Немок Двойное Проникновение

Смотреть Порно Ролики Русские Большие Члены

Горячее порно:

Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З
Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З
Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З
Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З

Напишите комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Akirg 12.05.2019
Изощренный Секс
Zugrel 02.11.2019
Женушки Изменицы Порно
Akinorr 30.11.2019
Смотреть Бесплатное Порно Женская Доминация
Faugis 22.03.2019
18 Летние Шлюхи
Kajind 09.01.2019
Любительское Русское Домашнее Порно Видео
Mogrel 08.04.2019
Ебут Голую Жену
Mauzshura 25.12.2018
Частное Фото Большого Хуя
Mezigis 28.07.2019
Училка В Сперме
Mijora 31.12.2018
Девушки С Голыми Попами
Камми С Маленькими Сиськами, Вместе Со Своим Парнем (Накачанным Супер Меном) Голые Тренировались В З

evrika-spb.ru