evrika-spb.ru
Горячие Категории
» » Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть

Найди партнёра для секса в своем городе!

Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть

Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть
Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть
Рекомендуем Посмотреть
От: Yozshugar
Категория: Сиськи
Добавлено: 03.06.2019
Просмотров: 8023
Поделиться:
Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть

Порно Зрелые Женщин За 50 Скачать

Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть

Мужик Лапает Сиськи

Голые Мамки Порно

Порно Сайт Просмотр Большие Молодые Сиськами Видео

Мое сознание и мое тело существовали по отдельности. Каждый раз, уходя от Саши, совершавшего надо мной акт любви, я чувствовала себя причастной какому-то новому ритуалу, и коль этого желает мой возлюбленный, думала я, то этого желает наша с ним любовь. В том, что это любовь, не было сомнения. Однако мне тайно казалось, что, если бы не он, я была бы не прочь оставаться девственницей.

Сашин отец увлекался охотой. Целая коллекция ножей и ружей красовалась на стене одной из комнат, а в прихожей гостей встречал медвежий или кабаний оскал. Я часто ловила себя на мысли: Любовь как гармония, несущая мир душе, в течение многих лет обходила меня стороной и была неизвестна. Как-то раз сосед по дому пригласил меня в гости. Он хотел сообщить что-то важное.

Прежде чем начать говорить, он предложил мне закурить, сказав, что так будет легче. Я закурила свою первую сигарету. С того вечера я начала курить. Этот же сосед был тем, кто сообщил моей маме и сестре, что я стала женщиной. Я что-то кричала в ответ и рвалась на свидание. Упершись ногой в косяк двери, руками вцепившись в ручку, пыталась вырваться и убежать.

А сзади мама с сестрой удерживали мое сопротивление. Ушла совершать любовный обряд из духа противоречия. К семнадцати годам я усвоила на опыте родителей, что мужчина и женщина могут очень любить друг друга и тем не менее продолжать влюбляться в других, похожих на них, мужчин и женщин.

И второе, что я усвоила, уже на собственном опыте: Наблюдая за приходящими в дом актерами, я отмечала, что это люди другого сорта. Их смех веселее и звонче, а печаль глубже и ярче. Любая мелочь серых будней для них событие. Все бросают взоры за окно и с удивлением замечают, что октябрь на исходе. В разговор включается губастый брюнет, исполнитель характерных ролей: А я весь день в бегах — из дома на улицу и снова в дом.

И все мне на глаза старушка попадается, божий одуванчик! Я бегу мимо, а она пальцем манит: Подхожу, она встает на цыпочки, тянется прямо к уху и шепчет заговорщически: Откуда взялась эта колбаска, ума не приложу — Достоевский, чистый Достоевский! Но чаще всего что-то чеховское или достоевское: Актеры общались с жизнью как с живым существом, и только им открывались гримасы некоего титана, которые они расшифровывали как радость или отчаяние.

Они были подключены напрямую к всемирному источнику чувств, тогда как все остальные образовывали длинную очередь, чтобы получить свою долю. О профессии актрисы я не мечтала. Голос дрожал, и в горле стоял ком — вот-вот разрыдаюсь — подсказывало чутье, но я продолжала: Тут я всхлипнула, из глаз потекло и из носа тоже.

Манюков нахмурился, серьезно взглянул на меня и потом как-то философски заметил: Высморкавшись и утерев слезы, я перешла к прозаическому отрывку. Однако пройти этот решающий тур мне так и не удалось. Вердикт экзаменационной комиссии звучал так: Это напоминало скорее диагноз, но на профессиональном языке означало, что я по внешним характеристикам походила на травести, а внутренне — на героиню.

О том, что эти качества могут совпадать, не могло быть и речи в таком заведении, как Школа-студия МХАТа, где придерживаются традиционных взглядов на амплуа. Высокие и красивые должны страдать, а маленькие и смешные — веселить. Тут бы и заняться философией, поразмыслить над парадоксом противоречия внешнего и внутреннего.

Но я, в свои неполные семнадцать, погрузилась в водоворот личной жизни, нарушив тем самым традиционные каноны. Тем временем моя первая любовь, мальчик по имени Саша, благополучно поступил в МГУ. Я часто поджидала его в скверике возле института, ревниво поглядывала на вываливающуюся после лекций на улицу оживленную толпу студентов и боролась с подкатывающим волной комплексом неполноценности. Пошутив напоследок с друзьями, среди которых я всегда замечала хорошенькую рыжеволосую девушку, он наконец подходил ко мне.

Мы сворачивали на улицу Герцена, заглядывали в кафе, чтобы перекусить и поболтать, а потом отправлялись домой. Сашина мать ревниво приглядывалась ко мне и объясняла, что нравится, а что — нет ее горячо любимому сыну. И однажды, поигрывая на запястье гранатовым браслетом и таким же перстнем на пальце, заметила как бы невзначай: Своенравный, властный характер моей потенциальной свекрови и тот культ, который она создавала вокруг сына, вызывали во мне чувство противоборства, и я делала вид, что речь идет о неизвестной нам обеим будущей Сашиной жене.

И все же я была во власти своих чувств и постепенно втягивалась в репетицию предполагаемой семейной жизни: Впрочем, Саша был настолько же ненасытен, насколько всеяден. Наши отношения приобретали все более страстный характер в области плоти мои чувства подогревались ревностью к его новым знакомствам , а в сфере эмоций — некоторый садо-мазохистский характер.

Я безоговорочно признавала приоритет его интеллекта и интимного опыта и впопыхах усваивала науку быть женщиной для своего мужчины — что означало потакать его вкусам. Я радовала своего возлюбленного, когда носила туфли на каблуках, но отчего-то вызывала крайнее раздражение подростковыми гольфами.

Он предпочитал развитую женскую грудь маленькой девической — и я подбирала лифчики пообъемнее и потверже. Несмотря на мое усердие, я чувствовала, что не поспеваю удовлетворять требовательному и саркастическому характеру своего жениха. Как-то раз, когда мы прогуливались по улице, он подвел меня к аптеке и попросил купить противозачаточные средства — строго заверив, что это тест на взрослость и пройти его я должна в одиночку.

Избегая смотреть в направлении нужного мне прилавка, я сделала несколько кругов вокруг безобидного аспирина, затем вылетела на улицу, где поджидал меня грозный любовник.

Я потерпела фиаско, причем в такой ответственный момент! Мои терзания усугубились после нашего визита к одному его знакомому, который, как я теперь понимаю, представлял собой доморощенного наивного плейбоя. За незначительной болтовней я вдруг отчетливо услышала, как он, понизив голос, прокомментировал впечатление обо мне: Когда-то, классе в восьмом, я начала прогуливать школу.

Выходя из дома, брела без цели. Иногда садилась в игрушечный домик на площадке для детей и прислушивалась к своему дыханию. А еще раньше, года в три, залезала на полку в тумбочку, и там меня находили родители спящей. Странно… Узнав недавно, что мой дед по материнской линии когда-то был заперт в шкафу где чуть не задохнулся, но только так, в конечном итоге, спас себе жизнь во время вооруженной потасовки , я решила, что мое инстинктивное желание спать на досках и в то же время страх замкнутого пространства — это генетическая память.

Что мною двигало, когда я брела наугад, я точно не знаю. Но состояние отрешенности и прострации завладевало мной, и я не могла ему противиться. Я буду предаваться такому бродяжничеству и в Нью-Йорке, и в Париже, да и само путешествие в Америку — одно из его проявлений. Уж не тяга ли из запертого шкафа была тому причиной? Мое поведение воспринималось некоторыми как странность. В доме моих родителей она считалась своеобразием, признаком индивидуальности, атрибутом творческой натуры.

Но многими отвергалась с насмешкой. С того самого дня, когда я пришла в детский сад не в юбке, как у всех девочек, а в брюках, любое проявление инаковости в коллективе себе подобных оборачивалось для меня плохо. Теперь, в семнадцать лет, на импровизированных смотринах, я получила новый удар: Что означало отторжение от мира красивых и полноценных — тех, кто имеет шанс в любви. Однажды, желая выяснить с Сашей отношения и обидевшись на его мать за резкий тон, которым она сообщила, что его нет дома, я залезла в строительный фургон, что стоял у них во дворе, и просидела в нем, глядя на его окна, пока не стемнело.

Не помню, сколько времени прошло, но кто-то меня заметил и вызвал милицию. Оказавшись в коляске участкового, я чуть было не попала в отделение. Моя попытка объяснить, что я здесь делаю — а что можно объяснить? Меня подвезли к Сашиному подъезду на всеобщее обозрение и начали разбираться с жильцами дома: Так я избежала детской комнаты, а может, и психиатрической помощи с носилками.

Итак, представители порядка сочли мое поведение социально опасным. Они были старше меня, веселее, дороднее или разговорчивее. Мне казалось, что многие из них уже побывали в телесном контакте с моим любимым, который сидел на полу и кричал: Однако состязаться с ним в остроумии было бессмысленно, особенно в вопросах секса.

Он вывернул все детские игрушки в своем доме хвостами вперед, и я изумленно взирала на зеленых крокодилов с фаллосами и зайцев с резиновыми членами. А приходя домой, изливалась в стихах: Трагическая нота любви звучала сильнее и чаще, нежели лирическая, умиротворенная. Мои родители заметили, что первый роман их дочери начинает принимать крайние формы: Могла выбежать зимой раздетая, чтобы что-то прокричать вслед уходящему Саше, сбросив при этом туфли, мешавшие бежать по снегу.

Однажды я собралась к нему в три часа ночи: Мама подняла с постели папу и попросила проводить меня на такси. Отговорить или воспрепятствовать поездке они не смогли: Папа выполнил свой долг перед мамой, но сказал, что не простит мне такой глупости.

Тогда он предупредил, что может ударить, если я не замолчу. Мои близкие дружили и с Сашей, и с его семьей, но с некоторых пор стали мечтать о скором разрешении моей слишком бурной любви. Не знаю, чем бы все закончилось, если бы судьба не предоставила мне шанс, один из многих, которыми она меня наградит: Я получила возможность сняться в картине у своего отца.

Есть множество невероятных историй о том, как никому не известные девушки попали в кино… Робкое юное создание приезжает в Москву из маленького провинциального городка и, не успев донести документы до кулинарного техникума, присаживается в скверике перевести дух. Тут откуда ни возьмись — мужчина в пиджаке и свитере или в телогрейке и кирзовых сапогах протягивает ей телефончик: Впоследствии из нее получается всеми любимая Наташа, Оля или Жаклин.

Поистине звездный час внезапен и парадоксален — он пробивает в самый непредсказуемый момент и застигает врасплох. В том, что я, дочь режиссера, снялась у своего отца, конечно, нет ничего невероятного. Более того — этого следовало ожидать, так подумает каждый. Он уже утвердил основных актеров — Евгения Весника, Инну Макарову, Юрия Кузьменкова, Евгения Стеблова… Но вот на роль Дуни — деревенской девушки — никак не мог найти подходящую актрису.

Пока я месила ботами осеннюю слякоть, прогуливаясь с возлюбленным, папа с мамой обсуждали предложение Лени и все вытекающие из этого последствия. При кажущихся преимуществах для дочери режиссера, снимающейся у своего отца, существуют и явные минусы. Чтобы отделаться от клейма блатного ребенка, порой приходится совершить не один кульбит на радость публике, стать знаменитым и только в конце жизни признать, каков был твой истинный мотив: И это в лучшем случае, а в худшем — потерянная жизнь.

Потому, наверное, в Америке, где люди, сделавшие себя сами selfmade men , возведены в статус национальных героев, дети знаменитых родителей скрывают свое имя, меняют его на другое и терпеливо борются за независимость от легендарного родственника. Однако и в том и в другом случае дерзает смелый, а трудности разного рода только бросают вызов самолюбию и порождают амбиции.

Итак, мои родители посовещались и решили, что коль скоро я собираюсь будущим летом снова поступать в театральное, то почему бы не рискнуть.

Круглое, щекастое лицо и приколотая к волосам косичка произвели нужный эффект: Затем наступили пробы с актером Юрой Кузьменковым, который по роли должен был быть в меня влюблен. Юре поначалу было нелегко войти в образ, уж больно детский был у меня вид. Откровенно говоря, работа на площадке не показалась мне очень сложной, я испытывала скорее чувство ответственности перед профессиональными актерами и боялась подвести папу. Если говорить о наших отношениях, то они мало чем отличались от общения дома.

Ему свойственно было впадать в некоторую пафосность, рассуждая о моей жизни, да и о жизни вообще. На съемочной площадке он подстрекал меня: Все шло гладко, за исключением одной сцены, где мне надо было заплакать. Играла я и так не плохо, но папа добивался моих слез. А тут-то они у меня и не текли! А я вот не могу! Папа применил тот же прием, что всегда — отведя меня в сторонку, сказал, что меня все ждут, но вдруг залепил пощечину и быстро скомандовал: Конечно, если бы в моем доме было в ходу рукоприкладство или вместо отца был кто-то другой, я бы не сыграла ни дубля, просто оскорбилась и ушла из павильона.

Доверие и взаимопонимание — единственные условия, при которых возможна подобная провокация. Фильм был снят и хорошо принят начальством.

На заключительном банкете я произнесла тост: Как любящая дочь, я видела в отце героя и завышала его достоинства, так же, как и он мои. Пиршество в тот вечер было долгим. Мне налили водки в граненый стакан, папа увидел и сказал: Выйдя спустя какое-то время в туалет, я обратила внимание, что меня заносит то вправо, то влево… Так я и шла по длинному коридору, ударяясь, словно теннисный мяч, о мосфильмовские стены.

Я наверняка была далеко не единственным мячиком, которым играли эти бесконечные студийные лабиринты за всю историю их существования.

По окончании банкета кто-то из группы предложил поехать к нему домой: Разгоряченная компания приняла предложение — празднование продолжилось среди хозяйственной утвари и банок. Я наравне со всеми дегустировала квашеную капусту и наливки. Тот вечер закончился для меня вниз головой на плече у Юры Кузьменкова — меня вскинули и понесли, идти я была не в состоянии.

Мама ахнула, когда премьершу внесли в дом и положили. Она еще долго сидела на кровати и спрашивала: Однако вскоре его постигла та же участь, что и первые папины картины — его надолго убрали из эфира.

Причиной тому явилась эмиграция Александра Галича во Францию. Увы, как тут не поверить в судьбу? По русской примете, рожденные в мае — будут маяться.

Папин день рождения второго мая… Интересно, в каком месяце родился Александр Галич? Фильм сослужил мне хорошую службу. Когда следующим летом я пришла в Щукинское училище на первый тур на этот раз я обошла стороной Школу-студию МХАТа , меня окликнули: Передо мной стоял рослый блондин и приветливо улыбался широкой улыбкой.

Помнишь, мы недавно смотрели комедию? Вторая попытка поступить в театральное училище оказалась успешной — меня приняли! Однако и здесь не обошлось без интриг. Людмила Владимировна Ставская, набиравшая свой первый курс в качестве мастера, ко мне благоволила, я ей понравилась. Но перед третьим, решающим туром она позвонила моей маме и конфиденциально сообщила, что было бы очень кстати, если бы какой-нибудь влиятельный друг семьи позвонил проректору Борису Евгеньевичу Захаве и замолвил за меня словечко.

Мама замялась, начала прикидывать, кто бы это мог быть, и тут вдруг вспомнила: Пусть звонит, и дело в шляпе! Олег Николаевич — Молчалина, а папа — Чацкого. Более того, они чем-то удивительно были похожи внешне: Захава отнесся к просьбе спокойно, но посетовал, что, мол, принять-то я приму, а что она дальше делать будет? Их же всех, выпускников, надо в театры устраивать, в театрах вакантных мест мало, а их — выпускников — предостаточно! Вот что волновало проректора. Олег Николаевич не растерялся и ответил: После того как я рассказала этот эпизод в одном из интервью, мама, с чьих слов я впервые услышала эту историю, вдруг засомневалась: Ну что ж, если он и приукрашен, то талантливо.

Звонок возымел действие — я поступила на первый курс Театрального училища имени Щукина, правда, условно. Это означало, что я должна была доказывать свою профессиональную пригодность и завоевывать право стать студенткой. Если в течение полутора лет я не оправдаю доверие — меня отчислят. В Щукинском училище существует поверье, что те, кто был принят условно, как правило, оказываются самыми работоспособными, если не самыми талантливыми, и выпускаются лучше других. Этот принцип применим и к провинциалам, приехавшим делать карьеру в столицу, и к иммигрантам, завоевывающим место под чужим солнцем.

К слову сказать, девочка, с которой я боролась за место, не пострадала и благополучно училась вместе со мной. И с другими условниками произошло то же — они оказались первыми при выпуске. Щукинское поверье сработало — все пятеро устроились в московские театры, и одной из них была моя подруга, Светлана Переладова, игравшая после училища в Театре имени Вахтангова, но о ней я скажу немного позже….

А также самим подходом к искусству. Последний отошел от жестких принципов школы переживания в пользу более формалистического театра представления. Здесь все нетрадиционное, в контрапункте с общепринятым, получало благодатную почву.

Вот и я пусть не без сложностей, но в конце концов оказалась там, где было мое место. Она преподавала мне русскую литературу в школе. Но у нее были и есть единомышленники: Выбор театрального вуза сказался на моих отношениях с Сашей. Еще до поступления его мать пыталась отговорить меня от актерских амбиций, предлагала помощь при сдаче экзаменов в Суриковское училище, где у нее были неплохие связи. Обратив внимание на то, что я иногда беру в руки шариковую ручку и рисую портреты ее сына, она пришла к выводу, что из меня можно сделать художника.

Мать-актриса, невестка-актриса — ну извините, вы за кого нас принимаете?! Они все мажутся и мажутся, что-то бормочут и ре-пе-ти-ру-ют, артистки! А в это время муж голодный, дети плачут, в холодильнике пусто, а она кого-то изображает, в голове у нее — образы.

Счастлива актриса, которая ни разу в жизни не слышала в свой адрес этих слов. И даже если слова были иными, более деликатными, их суть оставалась прежней. Нет, это не просто ханжество или атавизм прошлого — в подобном восприятии профессии есть зерно истины. И я, можно сказать, нарисовала один из своих вероятных портретов. Впрочем, Евгения Яковлевна — так звали Сашину мать — была умной женщиной, она этого не говорила и не думала.

Но материнский инстинкт ведет всех по одному пути: А сколько достойных мужчин среди них есть и режиссеры постоянно просят жену сделать выбор между театром и семьей? Определенно актерскую профессию связывают с легкомыслием и доступностью, тогда как брак требует постоянства и незыблемых моральных принципов. Этот вид творческой деятельности окутан туманом непонимания не только в глазах обывателя, но даже и людей, посвящающих ему жизнь.

Что только не говорят об актерах! О том, что они дураки, заявляют подчас сами режиссеры — при этом выводится чуть ли не прямая взаимосвязь между глупостью и талантом. Представление о том, что актеры — развратники, стало аксиомой. Как привычно для уха звучит выражение: Ну и, конечно, актеры — дети, паяцы, шуты — бедняги, одним словом… Лицедеи, грешники — в старые времена им даже не было места на кладбище порядочных людей. Я тоже лежу-блаженствую, того гляди отрублюсь.

Небушко окончательно прояснилось, голубое-голубое, ни облачка. От давешнего ветерка ни дуновеньица не осталось. Пахнет дымом, хвоищей, сожранной курицей, свежими огурцами, цветами, пивом разлитым. Даже мне, курильщику — пахнет… Тихо, спокойно. Ни птиц не слыхать, ни кузнечиков каких.

И кукушка невдалеке зарядила. Я только собрался посчитать — завязала… Анюта со Светкой попёрлись куда-то. А тут ещё болото. Нажарим вечером… С ка-ар-тошкой! И гляжу вслед девчонкам. Анька вышагивает, попой виляет, у неё этого и через сорок лет будет не отнять; Светка вокруг молодым сеттером скачет — идиллия, блин!

Ты правда, что ли, ни хрена не помнишь? Хряпнули мы и вправду по чуть-чуть и не в охотку даже, а так, чтоб подняться. Не хотелось мне дальше при Володьке. Даже если он и вправду храпел. Хряпнули, значит, Валюха пошёл остатки барбекю заряжать, а я притулился рядом спиной к ели, и ныл и ныл про свою беспросветную житуху, уже не ждя наводящих. Ныл о подлючих издателях, о вечном безденежье, о женщинах, которым господь не дал того же, что нам, дара любить, а все эти истории про анн карениных — кто их пишет?

Впереди вышагивала надутая на братьев, а заодно и на весь свет Лёлька. Судя по походке, прощения ни пацанам, ни, тем более, свету — не светило. Рядом, пытаясь ухватить её за руку, семенил Егорка.

Но строптивица лишь отталкивала неспособного внять её несговорчивости малыша. Смотреть на это было больно, как на всё моё, только что изложенное в выспренних и беспомощных, непутёвое бытие. Егорушка, милый ты мой! Всё-таки да, подумал я: Оно ведь ещё оттуда, из первой книги. Нас создатель творил сознательно, а их — вдогонку, по, извините, требованию.

Отчего мы автоматически и виноваты — присно и навеки, как рождённый по страсти первенец перед вторым ребёнком, получившимся типа между делом…. Тим брёл позади, не вмешиваясь.

Он понимал, что через минуту спектакль закончится и наступят прежние лад и любовь. Отличительное свойство юности — верить, что гармония есть и она достижима. Тот потихоньку же шлёпнул себя по лбу: Валюха понимающе моргнул, и вопрос был снят с повестки, но не слишком ещё искушённый в отношениях полов Егор принялся всхлипывать, призывая троицу взрослых и, значит, мудрых мужиков разобраться с чинимой несправедливостью.

И неизвестно, во что бы вылилось, но тут проснулся Вольдемар и абортировал сыновий плач в самом зачатии:.

Внимание мужчины всегда занимает самая любимая женщина. Из-за чего не самые любимые вечно и страдают. Матери ревнуют к невесткам, невестки — к матерям, бывшие — к настоящим, а настоящие — к грядущим. Они спокойны лишь пока потенциально единственные. Егорка ещё не понимал, что такое потенциально.

Пока ещё мама была для него весь космос. Впрочем, космос он пока тоже не понимал. Но злыдня только фыркнула, уселась на покрывало и принялась ладить к окарябанной коленке лист подорожника. Солнце спускалось всё ниже. Тимур мараковал над Лелькиной ногой, та снуло обгладывала принесённую им куриную.

Голоса давно смолкли, Валюха смолил одну за другой, а я отсеивал глупые вопросы. Вот что может случиться с двумя разумными женщинами средь белого ещё практически дня в родном лесу? В болото они не полезут. А полезут — не обе ж враз. И напасть на них некому. Не надо никаких двуногих!

Ближайшая зона в полутысяче вёрст, а свои своих отродясь не трогали. А тут вообще заблудиться можно? И хромают теперь все вместе обратно чуть медленней, чем нам хотелось бы… А?

Просто под рукой держи. Ствол — уже полдела. Валюха прекрасно понимал, что девчонке хочется быть поближе к нему, но слабины и на сей раз не дал. Щас я их привезу, и домой поедем. И поцеловал в маковку. Отчего вериться во всё нормально мне перестало окончательно. Мы сидели и тупо пялились на дорогу, пытаясь уловить хоть какой-нибудь звук оттуда. И, подавая пример, принялся складывать стульчики. Тим тоже нехотя поднялся, схватил одно из покрывал за углы и резко стряхнул с него посуду и прочее.

Давайте быстренько всё упакуем — глядишь, и время скоротаем, да? Парень ничего не сказал, но сменил гнев на разум и поплёлся вытряхивать мангал.

Она поглядела на меня не без укоризны, но бутылку всё же протянула. И замявшаяся на миг Лёлька запустила руку в сумку и выдала ещё один пластиковый аршин…. Спустя полчаса ничего не изменилось. Разве потусклее чуток стало и попрохладней. Лёлька пыталась дозвониться до отца. Абонент не отвечал или находился вне — чтоб им подавиться этой формулировкой!

Ничего же ещё не случилось. Одна там сидеть буду? Ждать, что и вы пропадёте, так, что ли? Я вот сейчас пойду и сама посмотрю, что там не так. Мы — пойдём и посмотрим. Уйти с неё можно, а уехать нет. На их месте я и сам бы давно перестал обращать на меня внимание. И Тимка послушно замер рядом как вкопанный. Лес был как лес.

Что там, что здесь, что везде — живой и неживой. И какой-то теперь не очень гостеприимный. Километра через полтора нам попался выблекший щит с классическим призывом беречь зелёного друга от пожара.

Говорить было не о чем. Песчаная дорога петляла, что трасса для велокросса. Следы различались отчётливо, и мы двигались по ним, как сказочный дурак за ниткой чудесного клубка, или что там его вело…. Взоры были до того запрограммированы на машину, что сиди сейчас наши мирком на обочине и не окликни нас почему-нибудь, мы промаршировали бы мимо. Я не мог отделаться от мысли, что не они потерялись, а мы. И теперь уже окончательно. Есть в великом-могучем удивительно ёмкое слово: Десять букв, и ничего объяснять не надо.

Не темнело ещё, но краски постепенно блекли. Хвоя поголубела, а песок под ногами и даже воздух посерели. И как-то заметно попромозгло. Было совершенно понятно, что движемся мы медленнее джипа, и брести так можем до ночи, и гарантии, что нагоним, никакой.

И я уже сдерживался от желания оборать упрямцев, как вдруг — а попробуйте-ка без вдруг? Даже Лёлька — не закричала, не бросилась к машине — с минуту, наверное, не то прислушивалась, не то принюхивалась.

Да и было к чему: Из оцепенения вывела спланировавшая прямо перед лицами сова. Напрямик, стараясь не хрустеть тем, что под ногами. Но чем ближе подбирались, тем сильнее колотилось в груди и клокотало в горле. Это было самое настоящее дежа вю: Я подхожу, заглядываю — Валька. С раскроённым ко всем чертям черепом. И всюду кровь… И совсем как Егорка давеча, я схватил Лёльку за руку. И то ли мой мандраж передался ей, то ли девчонке и своего хватало — почувствовал, что долбит обоих.

Боже мой, ну почему я всегда, всю жизнь, в самой невинной ситуации тут же предполагаю непоправимое? Редактора молчат — догадались, что графоман и ничтожество, и навеки вычеркнули из списков живущих.

Любимая трубку не берёт — на пьянь в подъезде нарвалась, и нет у меня больше любимой. Свет отключился — по всей стране началось…. Ну, сколько можно жить в ожидании одних несчастий и утрат? С какой стати сразу уж и расколотый?

А хоть бы и расколотый — почему непременно братухин?.. Вокруг не наблюдалось ничего подозрительного, но это-то и было подозрительней всего. И где же он тогда? Да чёрта лысого его выволочешь — он же с пистолетом!

Хотя бы и с пукалкой… Значит?.. Затыкать её было поздно: А если уже далеко? А если они до сего момента и не подозревали о нашем существовании? В конце концов, это я за вас перед родителями в ответе, а не наоборот.

И не приведи господь… Возражения есть? Ну и что у нас тут? То есть, сам остановился. И вышел, будем надеяться, по собственной инициативе. И что это означает? А это означает, что не было у Вали лишней секунды даже на то, чтобы курево в карман сунуть. И какой отсюда вывод? Не хватает только братана со стволом… И — погоди-ка — ключа в замке. И, стало быть, чего бы тут ни стряслось, братишка хотел, чтобы машина оставалась за ним. И если он намеревался мне этим что-то сказать, будем считать, что я его понял.

И развернул его, куда и самому смотреть было невмоготу: Дальше росла трава, за ней кусты, за кустами начиналась чаща. Мне показалось, что я услышал, как под рубашкой у племяша выстроились и побежали здоровенные мурашки. Их даже понукать не пришлось — зачастили как миленькие. Если не считать совы, погони не наблюдалось. Правда, в сгущающейся мгле эта пикирующая тварь казалась здоровенной летучей мышью.

И, пытаясь бодриться, я тарахтел. А мы самодеятельность развели. А нам не в шерлок холмсов сейчас играть нужно, а до дома добраться и подмогу звать. Серьёзную, судя по всему, подмогу. Весь город надо на уши ставить… И хватит уже меня в сикуны записывать, если вырвемся из этой прорвы живыми и невредимыми, мне родители ваши такой памятник отгрохают, что мама дорогая, так что давайте пока не о них убиваться, а себя эвакуировать… И пошустрей, ребятушки, бегом!..

Мы вообще не заметили бы её, не прегради нам путь огромная, в футбольное поле шириной, необозримая ни вправо, ни влево, вытрамбованная полоса. Словно пока нас не было, тут гигантский каток прошёл. Только странный какой-то — деревьев не поронял, торчат, где торчали. Всего пару часов назад это место было самой уютной на свете поляной, теперь мы ступили на неё как на минное поле.

Но земля под ногами не взрывалась, не проваливалась и даже не горела. Меня бы, наверное, тоже вывернуло. Но тошнотничать было некогда. Кровь — это уже плохо. Это очень плохо — кровь. И, заорав — Тима, валим! Глядеть под ноги не решался, чувствовал только, как штанины всё выше пропитываются липким и наверняка багряным.

Минуту спустя кровь под ногами кончилась, теперь мы бежали по благословенно сухому песку, и я мечтал лишь об одном: Я вдруг отчётливо вспомнил нашу тихую Шивариху. Крытый растрескавшимся шифером тёть Галин домик с круглый год негасимым дымком из асбестовой трубы. Тенистый сад с чёрным от времени колодцем в дальнем углу. Угрюмого рыжего пса, дремлющего на крыше будки, нежащуюся в луже свинью и купающихся в пыли кур…. Господи, как же хотел я оказаться сейчас там и услыхать с крыльца хмурое Валюхино: Мы не промчались и километра — колея снова оборвалась.

Впереди высился беспросветный густой ельник. Это был классический тупик. Моё пессимистическое сердце сообразило, что теперь, кроме этой самоорганизующейся чащи, вокруг нет вообще ничего. Я поверил ему и повёл ошалевших детей назад. Лес недвусмысленно давал понять, что спешить некуда. И мы не спешили — очень уж не хотелось обнаружить, что эта предательская дорога укорачивается прямо на глазах…. От Тимкиной бравады не осталось и следа. Лёлька тоже сочла за благо не мешать дядьке думать за троих.

А задуматься было о чём. С окружившим нас пространством творилось нечто насмерть противоречащее всем известным мне законам мирозданья. Не успело отмениться, разве, тяготение. А вот это уже совсем отлично… Сам-то трубы я в лес не захватил: А к вечеру нас вон как поредело…. И мы прикусили языки — загнанно и безнадёжно: Бесстыже вылупился на напуганных не меньше моего детей и заливался глухим жалким смехом, пока Лёлька не залепила мне короткую, но капитальную оплеуху. И не успел удивиться неожиданной тяжести девонькиной ладошки, как схлопотал ещё одну — контрольный в голову — уже с размаху.

А она так же молча отвернулась и пошла дальше. И я поплёлся следом, притворно гадая, отчего это вздрагивают её худенькие плечи…. Я попросил ребятишек отложить вопросы на потом, засунуть брезгливость поглубже и как можно скорее собрать всё, что может пригодиться. Да всё, что найдёте. Одежду, одеяла, бутылки с водой — если уцелели. И еду — еду, какая попадётся, тоже надо собрать… Ну, ладно… Сказал же, ладно, с едой сам разберусь… Ты, Тимк, машину обшарь, рюкзак, вон, возьми и набивай, а ты, Лёленька, главное ищи — спички, ага?

Они где-то у костра должны быть… Только если что, бросайте всё, и сразу ко мне. Теперь оно означало что угодно.

Слоны, например, не шли из головы. Кто знал, когда и откуда могут появиться они опять. И что они вообще такое…. Я понимал, что прикрыть ребятню от неведомой силы смогу вряд ли. Но ничего другого на ум не приходило: Всегда быть как можно ближе, на расстоянии вытянутой руки. Это последнее, что оставалось — перед лицом любой опасности держаться за руки. А там уж как бог…. Н-да, Палыч… Что-то часто ты стал кивать на него.

Пусть даже и вот так, обиняками… Да будь он на самом деле — идеальный же случай счёт предъявить: Мародёрство осложнялось тем, что таинственные мамонты а почему нет? Они укатали её так, будто топтались на каждом метре по часу. Сумка с припасённой на выброс снедью была выпотрошена, а её и до того мало аппетитное содержимое бесследно рассеяно вокруг. Я подобрал чудом уцелевшие полбатона да несколько кусочков курятины. Немедленно, пока совсем не пропитался, общипал хлеб, и его осталось всего ничего….

Наткнулся на мокрый, хоть выжимай, Егоркин свитерок, но даже и подбирать его не стал. Стряхнул и скатал пару выживших в набеге одеял со скатертью-самобранкой. Сексуальные фантазии включают в себя билет на концерт Бейонсе и А вас заводят рыжие котята? Я так и думала. Но даже если эта сцена вызвала у вас ЖЕЛАНИЕ, оно тут же пропадет, ведь на сцену выходит наша "любимая" средняя сестра в образе шлюхи-клоуна феминистки.

Он ведь поди дорогие подарки будет дарить, избалованный маленький угнетатель приличных девушек. На что радфемка отвечает: Радфемка работает в баре тем временем и пытается писать диссертацию. К сожалению, ни одного предложения по теме мозг радфемки родить не смог, и к огромному сожалению всего современного профеминистического мира сей "магнум опус" не увидит свет.

К ней подкатывает устрашающего вида девушка с большим и толстым намеком на лесбийство. Вдохновленная новым знакомством, радфемка звонит сестре и Она хочет, чтобы младшая сестра не бросала обучение в универе, но подавать личный пример она, конечно же, не будет.

Поэтому работает в баре, да. Бедный мужик из алкогольного супермаркета, на которого напал демон, ищет спасение, прийдя в дом Зачарованных. Ведьмы разувают его и обнаруживают копыта. Как держался на копыте ботинок?

Нам предлагают нафантазировать самим. Гарри объясняет, что это сатир. К сожалению, сатир оказался на редкость политкорректным "озабоченным" богом, то бишь не хватает ведьм за задницы, не щупает им груди и не выдает сальные комплименты. Единственное, что он делает - это кастует всем венки из цветов и бухлишко. И с ее помощью можно освободить любого заключенного в АДУ демона.

Типа он был уволен, хотя демон бросил его мертвое тело валяться ночью посреди лаборатории и ушел. Ну это же мелочи, правда? Новая начальница велит "Прю" уволить Гэлвина - того самого мужика с печатью на жопе, но которому сохнет "Прю" и который продинамил ее ради другой девушки. Говорит, что предыдущий руководитель был секс-маньяков и правильно его уволили.

Нам не показали ни одной сцены, которая бы намекала на это, впрочем, почему бы нам не поверить этому утверждению? Ведь все знают, что в этой лаборатории одни маньяки: Ужас, что творится в науке. В общем, она его не увольняет. Просто мужиком, наверное, да еще и с копытами, фу. Что нам говорят активисты, которые топят, как и героини сериала, за всеобщее равенство и права всех угнетенных? Видимо, тут особые активисты, которые придерживаются монархических взглядов.

Все ок, короче, едем дальше. Пчелы летят на чердак и показывают, где хранится последний кусок КОСЫ. Это было в прошлой серии. А в этой - это просто ключ от куска артефакта.

Другого объяснения нам не дают, интрига о происхождении "Прю" так и остается уныло висеть поломанной сюжетной линией. Выясняет, что мамка сестер была хранителем артефакта. Я не знаю, как такое можно наворотить: Сестры знают, что сейчас демон придет к ним домой и попытается украсть оставшийся осколок артефакта. Это теневой демон, которого подробно описали две предыдущие жертвы, и он будет нападать в темноте, отрубив в доме электричество.

Как, по вашему мнению, будут готовиться к битве с демоном сестры? Найдут там демона, приготовят зелье против него? Выучат против него заклинание?

Или выставят защитные чары? Приходит демон, вырубает им свет. Гениально же придумано, чо. Эта битва за вами, стопудоф! Артефакт в пылу битвы собирается из частей, но тут появляется демон-лесбуха-из-бара и отбирает его. Теневой демон сваливает под шумок. Радфемка рассказывает всем, что это лесбуха из бара, которая клеилась к ней. Младшая сестра записывает победу над теневым демоном на свой счет, потому что в пылу БОРЬБЫ она прочла его мысли, что ему "больно".

Ну а радфемка демонстрирует шрам от удара лесбо-демона, когда та отбирала у них артефакт. Они сразу считают, что лесбо-демон убийца их матери.

И в завершении серии "Прю" приходит к начальству и говорит, что не будет увольнять Гэлвина. У них в лаборатории Гэлвин больше всех получается зарплату, и поэтому его хотят сократить - бюджета не хватает. Она идет и увольняет абсолютно левого чувака, который пинал хуи вместо того, чтобы работать. А, нет, еще нет. То бишь - сыном глав. У кого еще не размягчился мозг от этого бреда - молодцы, ребята.

Приветствую всех, кто еще не получил сотрясение мозга от фейспалмов и продолжает героически ржать вместе со мной над ребутом сериала "Зачарованные". Сегодня будем смотреть шестую серию. И да, нас ждет еще дофига отменного феминистического говнеца, ведь этого бреда наснимали аж полноразмерный сезон. Вспомним первую серию этого шедевра, такую насыщенную событиями. Холод сестры идентифицировали с Королем Ночи, на ворон все забили, и вывозили сюжет своей несравненной дедукцией.

Это вообще писал другой сценарист, а значит, не считается! Поэтому мы будем искать молниевого демона! Через пару серий нам вообще скажут, что мамку придушил лично Трамп. Сестры ноют, ноют, ноют. Почему-то мы должны им сопереживаться, но на самом деле - НЕТ. Младшую не взяли в сестринство, старшая "Прю" думает про печать на жопе ее черного друга.

Радфемка изображает бомжа и не может заплатить в баре себе за коктейль, ведь она же теперь безработная. В лучших традициях всем известной феминистки с русского ютуба, радфемка носит грязную и отказывает мыться. Хранитель говорит, что, используя свои связи, он устроил радфемке собеседование, чтобы она смогла получить работу в администрации университета. Та кривит рожу, мол, холоп, че сразу не ректором?!

Ну а что там с демонами, спросите вы? Сегодня не демон будет, а призрак. Он в виде отстойного графония спаунится из свечи, когда председательша сестринства медитирует. Неладное в сестринстве замечает младшая сестра. Она гуглит, чтобы найти, что за странную девушку призрак она видела в сестринстве.

Гугл, конечно же, все находит. С помощью заклинания, чтобы найти призрака, сестры перемещаются в прошлое, в год. Сестры наблюдают, как около университета проходит пикет в пользу чернокожих.

Ведь если этого не покажут, это будет означать, что люди замалчивают проблему! Боже, я до сих пор хочу понять логику создателей этого сериала Радфемка укоряюще смотрит на танцующих девушек из сестринства, которые собирают со зрителей деньги на благотворительность.

Законы сериала все помнят? Мужчин можно называть стремными, тупыми, нищебродами, девственниками и так далее, а вот про девушек как на похоронах - либо хорошо, либо никак.

Даже если они наркоманки в коме. Сестры в прошлом видят свою еще живую и беременную "Прю" маму, которая на лавке жалуется подруге, что чувствует - с ребенком что-то НЕ ТАК. Действительно, не так - она же черная родится. Я думаю, что она какой-нибудь полудемон, родившийся от соблазненной черным властелином матери зачарованных. Тем временем, "Прю" идет на день рождения к своему любимому, который с меткой на заднице.

Гарри идет с ней, потому что у помеченного ревнивая подружка, а так мол все подумают, что они вместе, и ревновать никто не будет. Камон, ребята, разные сцены разные сценаристы писали?

Дайте уже этим людям пообщаться друг с другом и писать не каждый от себя, а один цельный сюжет! Радфемка и младшая проникают в сестринство. Вскрывает она замок за У девчушки либо талант медвежатника, либо В доме сестринства ведьмы находят в чулане десяток связанных девушек. Ведьмы просят Гарри стереть девушкам память, он вздыхает, говорит что "устал от этого дерьма".

Интересно, как создатели сериала понимают предназначение хранителя? Это же блядь его работа. Ты буквально создан для этого. Кажется, медиум знает кое-что важное, о чем не подозревают сестры. Будут ли создатели сериала развивать эту линию? Скорее всего мы этого персонажа больше никогда не увидим.

Даже уже не буду приводить параллели с оригиналом, и с оригинальным значением Книги Таинств, которая была драгоценностью и желанной добычей, и только дома была под защитой Потом происходит фантасмагорическая битва с баньши.

Я честно попробую описать эту бойню словами. Итак, баньши и председательша сестринства к которой прицепилась баньши , стоят на крыше здания. Потом председательша под влиянием баньши прыгает с крыши, а радфемка ее замораживает. Но радфемка снова берет себя в руки, и председательша снова замораживается. Кто помнит, как работали силы Пайпер в оригинале - а именно силы Пайпер сплагиачены ребутом и отданы в алчные ручонки радфемки - поймет весь бред этой ситуации.

В итоге, невинную спасает конечно же Гарри-хранитель, а баньши аннигилирует после минутки пиздостраданий и разговора по душам. В следующей серии все скажут, что руководитель просто "уволился".

Сделали бы хоть вид, что демон спрятал тело или сжег его файерболом. Скучаю по логике, видите ли. Спасибо тем, кто читает этот бред, и, возможно, наберется отваги посмотреть это дерьмо, чтобы поржать. Не очень хочется думать, что я единственная страдаю: Про интригу-то почти забыла!

Просто очередной хук, чтобы зритель посмотрел следующую серию. У меня будет время поправить здоровье и регенерировать печень до этого времени. Громкого, беспощадного и тупого. Здесь по идее должна быть этакая шутеечка: А потом - опля! В общем, это было бы смешно, если бы у хранителя действительно было что-то в руке, напоминающее оружие.

Они даже блядь простой смешной скример не могли снять. Просто куча криков, корчи непонятных испуганных ебал, и ни одного объяснения, что же держал в руке Гарри, что так напугало бедную девственницу?

В общем, начинается сюжет. Гарри объясняет сестрам, что Книгу Таинств у них забрали Старейшины для проверки. Наверное, ищут заклинания, угнетающие женщин, другого объяснения я не нахожу. Выдадут им в конце отредактированный вариант с вырезанными цензурой страницами.

Логотип сериала в этой серии появляется на свежей могиле невинноубиенного полицейского Трипа. Очень знаково, на самом деле.

В этом сериале с первых серий был похоронен здравый смысл. Думаю, что к концу сезона новые зачарованные обзаведутся собственным кладбищем приконченных по их вине невинных. Но вернемся к нашим баранам. У "Прю" на работе все 4 предыдущие серии наклевывался "служебный роман", но она ломалась и мялась, как В общем, крутой загорелый парняга Гэлвин устал танцевать вокруг нее и нашел себе секасную телку, которая дает, а не динамит.

Гэлвин приходит утром на работу упоротый в какашку - я не знаю, так было задумано, что его герой придет таким на встречу с начальством, или это такая актерская игра, призванная изобразить "like a boss". Трудно поверить, что эта заплывшая жиром женщина, со следами многочисленных родов на теле и преждевременными морщинами на лице, была когда-то весьма привлекательной.

Она попыталась сесть повыше в постели, при этом слышно было, как рвутся газеты, на которых она лежала. Мои маленькие паршивцы так и не отыскали папашу. Неизвестно, где его носит. Ведь мы еще в прошлый раз договорились! Родила же я без этих чертовых уколов дюжину младенцев, и живых, и мертвых, и тринадцатого рожу!

Мартин положил шприц на столик у изголовья, не переставая вздыхать, сбросил одеяло с ее ног, ощупал через влагалище плод и сказал:. Бен говорит, что скоро они станут вываливаться из меня на ходу. Попрошу кого-нибудь из мальчиков кое-куда сбегать.

И доктор повернулся к Майклу, самому старшему из братьев. В свои неполные пятнадцать лет он был уже более шести футов ростом и буквально нависал над маленьким ирландцем-доктором. Майкл неторопливо отошел от доктора и, держась одной рукой за перила лестницы, а другой за стену, соскочил вниз, перепрыгнув прямо через головы братьев. Доктор задумчиво смотрел на детей, все сильнее сжимая зубами кончик сигары. Прыгая вниз, Майкл переполошил тараканов, и они попадали со стен.

Младший, Бенни, был ими буквально обсыпан, и они копошились в его одежде. А один таракан, самый ловкий, полз по лицу. Малыш осторожно его смахнул, и доктор подумал, что надо бы переговорить с домовладельцем о дезинфекции. Избавиться навсегда от этих проклятых тварей вряд ли удастся, но пусть Райаны хоть немного передохнут. Тут доктор вспомнил о том, что необходимо найти отца семейства, и попросил мальчиков сделать это. Джоффри, Антони и Лесли сразу вскочили с места.

Еще можно поискать возле "Брэмли Армс". Если найдете, скажите, пусть поспешит домой. Запомнили, что я сказал? И все из-за старика. Он то хватается за ремень, то гоняет их в лавку или еще куда-нибудь.

Передохнуть не дает бедняжкам. Заменив старую сигару новой, доктор опять стал осматривать роженицу. Вдруг лицо его, принявшее было озабоченное выражение, прояснилось. Из холла донеслись голоса, и через несколько секунд всей своей стокилограммовой массой в дверях появилась Матильда Дженкинс.

Я едва забралась на эту чертову лестницу, а твоим сорванцам хоть бы что! Она могла позволить себе быть приветливой: И все же придется сгонять вас вниз, мне нужен кипяток, и побольше, чтобы простерилизовать инструменты и все остальное. Дело в том, что малыш идет ножками.

Сейчас поставлю кипятить воду и сбегаю к соседям, пусть тоже вскипятят, сколько могут. У меня нет десяти шиллингов, а были бы, отдала бы лучше детям. Они со вчерашнего дня ничего не ели.

Пока муженек не заявится, так и будут сидеть голодными. А он наверняка закрутился с какой-нибудь старой дрянью и раньше утра не вернется! Не волнуйтесь, поберегите силы. Сара послушно легла на подушки. По лицу ее струился пот, губы запеклись и потрескались. Тяжело повернувшись, она взяла со столика стакан и стала с удовольствием пить теплую воду.

Через несколько минут появилась Матильда с ведром кипятка, и доктор принялся стерилизовать инструменты, в том числе и пару больших ножниц. К девяти вечера страдания Сары усилились. Жизнь ребенка была в опасности. Попытки доктора перевернуть его через влагалище не увенчались успехом, хотя он делал их дважды. Принесенным с собой полотенцем Мартин тщательно вытер руки. Малыш должен родиться живым и побыстрее, иначе доктор потеряет своих клиентов.

Вечно одно и то же: Мальчики между тем дежурили на лестнице, усталые и голодные. Майкл смотрел на них с верхней площадки и мысленно честил родителя на чем свет стоит. Маленький Бенни сосал рукав свитера. Внезапно раздался громкий стук в дверь. Шестилетний Гарри пошел открывать и тут же отлетел в сторону, сбитый с ног двумя полицейскими. Майкл, чертыхаясь, шмыгнул в спальню. Лестница огласилась воплями мальчишек, когда полицейские, расшвыривая их, принялись прокладывать себе путь на площадку.

Наконец им все же удалось ворваться в спальню, но Майкл уже наполовину высунулся в окно. В этот момент в комнате стало темно. Жизнь этой женщины в опасности! А Майкл в это время был уже далеко. И доктор, и Сара хорошо это знали. Он стал осторожно спускаться с лестницы, в то время как его товарищ остался в спальне помогать врачу.

Пробравшись между ребятишками, полицейский направился к стенному шкафу под лестницей и, нащупав счетчик, сунул в него шиллинг, потом еще один и, погасив фонарик, отошел от шкафа. Семь пар глаз взирали на него с нескрываемой враждебностью, даже глаза самого младшего, которому не было и четырех. Полицейский задумчиво смотрел на детей, словно видел их впервые. Коротко остриженные волосы, чтобы легче было ловить вшей, латаные-перелатаные джемпера с порванными локтями.

Интересно, как чувствовал бы он себя, окажись на их месте? Никогда еще подобные мысли не приходили в голову блюстителю закона, и он с тоской подумал о том, что напрасно они заявились сюда. Твои братья хотят жрать! Он с силой сунул деньги в руку Джоффри. Всем своим существом мальчик чувствовал, что должен швырнуть деньги назад полицейскому, заклятому врагу, но братья так на него смотрели, что он не устоял.

Уже почти два дня у детей не было ни крошки во рту. И Джоффри с угрюмым видом направился к двери. Полицейский схватил его за руку:. Джоффри выдернул руку и, глянув на полицейского со всем презрением, на какое только был способен, вышел на улицу. А констебль, укоризненно покачав головой, вернулся в спальню. Между тем в комнате Сара вела отчаянное сражение за то, чтобы младенец появился на свет.

Пока доктор делал кесарево сечение, полицейский поддерживал Сару. И вот на свет, наконец, появился младенец. Доктор отделил плаценту и всмотрелся в маленькое голубое личико.

Он очистил ребенку нос и осторожно вдул ему в рот воздух, одновременно слегка нажимая на ребра. Ребенок кашлянул, издал негромкий крик, набрал в легкие воздуха и принялся вращать головой. Доктор вмиг перерезал пуповину, отдал ребенка Матильде Дженкинс и стал накладывать швы с такой быстротой, словно от этого зависела его собственная жизнь.

Женщина неподвижно лежала, откинувшись на подушки, и мысленно давала себе обещание никогда больше не рожать. И столько было в ее голосе доброты. Пораженная, Сара ни слова не могла вымолвить, только приподнялась, и лицо ее засияло, словно освещенное изнутри. Наконец-то дочка, слава тебе Господи! Матильда, уже успев искупать младенца, положила его Саре на руки, и та залюбовалась глазками, самыми голубыми на свете.

Мать не в силах была отвести взгляд от девочки. Первой после двенадцати парней. Усталость как рукой сняло. Радость омрачили только полицейские. Один из них наведывался к ним вот уже пятнадцать лет. Бен знал его со времен войны. Я дважды его предупреждал. Так что передайте ему, пусть зайдет! Сара снова взглянула на малышку. Доктор между тем, успешно завершив дело, вытащил из-под Сары газеты и прикрыл ее простыней.

Матильда Дженкинс приоткрыла дверь и позвала мальчиков. Они гурьбой ввалились в спальню, уплетая рыбу с картофельными чипсами, и столпились вокруг кровати. Бенни ничего не было видно, и он дернул врача за полу. Мальчик поднял свою обезьянью мордочку и снизу вверх смотрел на доктора. Рот его был набит едой. Наоборот, ребенок вполне здоровый. Доедай свои чипсы, маленький варвар! И не знаете, что значит бурый хлеб на жаргоне?

Так не забудьте, Сара: Ладно, примите поздравления с новорожденной! Губы мальчишек растянулись в улыбке. Доктор, укладывавший инструменты, оторвался от своего занятия и сурово посмотрел на Сару.

Он у Андерсенов, в сто девятнадцатом. Он всегда там прячется. Семь ртов немедленно перестали жевать, и семь пар мальчишеских глаз уставились на него. Хорошенькое время выбрала ваша девчонка, чтобы появиться на свет. Зато она здорово выручила Майкла, это факт! Вскоре на пороге появилась Пэт Джонстон, лучшая подруга Сары, жившая по соседству, с подносом, на котором стояли чайник и чашки.

Выпроводив мальчишек, она налила Саре чашку крепкого чая. Можешь окунуть в чашку свою счастливую физиономию.

Не желаете выпить чайку? Пэт налила еще одну чашку и поставила на столик возле кровати. Потом она села на край постели, разглядывая малышку. От ее громкого голоса, казалось, задрожали стены. Я чуть не обмочилась от смеха, миссис Дженкинс мне рассказала. А теперь я пошел, Сара. Не вставайте с постели, пока не разрешу. Пришлось наложить уйму швов. Если начнется кровотечение, пошлите за мной кого-нибудь из ребят. В холле доктора ждала Матильда Дженкинс, и он положил ей в протянутую руку десятишиллинговую бумажку.

Женщина закрыла за ним дверь. Спускаясь по ступенькам прохода, который вел к проезжей части, доктор бросил взгляд на свою машину "Ровер". Она была его гордостью и источником радости.

Надо было предвидеть это: Итак, 2 мая года доктор ввел в этот мир Мору Райан. Сара Райан обвела взглядом кухню. Чувство удовлетворения всецело овладело ею: Давно уже не чувствовала она себя такой счастливой. Стол ломился от еды: В кухне аппетитно пахло пирожками с мясом и сосисками в тесте, которые жарились в плите и уже покрылись золотистой корочкой. Вдруг наверху что-то грохнуло. Сара строго поджала губы, подошла к двери и, распахнув ее, заорала:. Она постояла, прислушиваясь, сдерживая смех, и, уверившись, что дети разошлись по постелям, вернулась к своим занятиям, мурлыча знакомый мотив.

Оставалось еще украсить индейку толстыми полосками бекона. Справившись и с этим, женщина отошла от стола, любуясь произведением своих рук. Потом, вытащив из-под плиты кочергу, трижды постучала ею по заднику топки. В ответ раздались два резких удара. Сара налила в чайник воды и поставила кипятить.

Только он закипел, как послышался шум открываемой двери, и, выглянув в окошечко над мойкой, Сара увидела свою подругу Пэт Джон-стон, сметавшую снег с башмаков. Я собственным глазам не поверила! Тут и сладости, и бисквиты, и орехи, и фрукты! Отличный парень, этот Майкл. Пэт понимающе кивнула, прикинув в уме, сколько могло стоить все это изобилие.

Как ни трудись, к примеру, в булочной Лайонса или на фабрике "Черный кот", такого богатства на честно заработанные денежки не купишь. Но стоило посмотреть на стол, и становилось ясно, что цель оправдывает средства. Наполнив чаем две белые чашки из толстого фаянса, Сара одну подала подруге, затем, обернув руку краем скатерти, открыла духовку, достала пирожки и сосиски, чтобы немного остыли, а в духовку отправила индейку.

Движения ее были четкими и быстрыми. Она распрямилась, вытерла подолом фартука пот с лица и подошла к кухонному столу. Совсем без денег сижу! В один прекрасный день Майкл нанял людей, чтобы вывели тараканов и других насекомых. Несколько дней подряд в доме чадили источавшие серный дым свечи. Затем все заново покрасили, и наверху, и внизу. Как и остальные соседки, Пэт Джон-стон пришла в ярость.

Что они о себе возомнили, эти Райаны? Вышвырнуть бы их вон с Ланкастер-роуд, но с Майклом теперь нельзя было не считаться. Пэт вдруг испытала стыд. Ведь они с Сарой вместе ходили в школу, всегда помогали друг другу. Сара это помнит, вот и подарок подарила. Нет, она не заслужила такого внимания! Очень довольная, Сара уселась напротив Пэт, сняла с каминной полки небольшую бутылку "Блэк-энд-Уайт", налила в каждую чашку с чаем изрядную порцию виски и сказала:.

И еще многих, многих счастливых праздников. Усевшись поудобнее и ощутив, как разливается по телу приятное тепло, подруги принялись судачить: Майкл Райан шел по Бейсуотер-роуд, высоко подняв голову, словно был здесь хозяином. В свои восемнадцать лет Майкл выглядел просто великолепно. Более шести футов ростом, атлетического сложения. Темно-коричневое пальто безукоризненно сидело на нем, подчеркивая ширину плеч. Волосы, черные и густые, были подстрижены а-ля "Ди-Эй".

Глубоко посаженные, ярко-голубые глаза, казалось, впитывали в себя все, что видели. Полные, чувственные, как у женщины, губы временами придавали его обветренному лицу выражение свирепости. К Майклу влекло и мужчин, и женщин.

И он умел извлекать из этого выгоду, впрочем, как и из всего остального. В данный момент он наблюдал за женщинами, расположившимися на лужайке за забором Гайд-парка.

Даже в предрождественский снегопад шлюхи торчали на улице. Несколько совсем еще юных девочек, новых в этой компании, с любопытством смотрели на Майкла. Одна из них распахнула пальто, продемонстрировав далеко не шикарное платье, плотно облегавшее ее фигуру.

Майкл оглядел ее с головы до пят, презрительно скривил губы: Наблюдавшая за этой сценой женщина постарше расхохоталась:. Девушка засмеялась, радуясь, что обошлось без скандала.

Задержавшись на несколько секунд, Майкл пошел дальше. Он не имел ничего против проституток. У каждого свой спрос и предложение, свой бизнес. Зря только они на него таращатся, как на какого-нибудь Джона. Это Майклу совсем не нравилось. Он привык к тому, что его ставили выше других. Ловко лавируя между машинами, парень перебрался на другую сторону улицы. Снег стал слабее, и Портобелло-роуд кишела людьми — лавчонки здесь не закрывались до последней минуты.

Окунувшись в волны тепла, Майкл вошел в "Брэмли Армс" и, прокладывая себе путь в толпе посетителей, направился к стойке, приветливо кивая знакомым. Весь последний год он усердно трудился над тем, чтобы создать свой собственный имидж. Теперь это стало приносить дивиденды. Щелкнув пальцами, Майкл заказал девушке за стойкой порцию бренди.

Нельзя сказать, чтобы он любил бренди, но это было частью его имиджа и давало некоторые преимущества. Мужчины подвинулись, дав ему место. Для работы страницы требуется Adobe Flash Player. Описание Комменты В закладки голосуй! Ashlyn Molloy , Lilly Evans. Премиум видео , Брюнетки , Кунилингус , Татуировки , Порнозвезды. Поле обязательно к заполнению.

Скажем, в четырнадцать лет человек может ничтоже сумняшеся пробраться в клуб и пригласить на танец девчонку с роскошными сиськами. В четырнадцать лет ты ничего не боишься, потому что не понимаешь, что девчонки с роскошными сиськами не то что не будут с тобой танцевать. Сводные сестрички после после ласк тоже любят деревенский секс с сашей Сводный брат обольщает сестру, чтобы впрыснуть 3 рав, трахаются.

Зрелую Мамочку Еву Кареру С Гиганскими Сиськами Жестко Поимел В Анал Толстый Член

Тибор Фишер. Классно быть Богом (Good to Be God) Глава 1. Луизе. Ты знаешь, когда все плохо.

Рабочая девушка поиграла с черным членов в классической порно игре Потянуло на негра

Фото Голые Бабы Сиськи Большие

Порно Зрелые Большие Сиськи В Чулках

Читать онлайн Классно быть Богом (Good to Be God). Фишер Тибор.

Порно З Величезними Членами

Популярные разделы с фильмами для взрослых

Порно Первый Анальный Кастинг

Сиськи И Жопы Картинки

Смотреть Мужской Член И Сперма

Анал Зрелых Дам

Мужик Офигел Когда Увидел У Девки Член

Порно Видео Со Зрелыми Пышками

Большой Сиськой И Каньон

Пышные Сиськи Порно Фото

Смотреть Порно Большие Натуральные Сиськи

Украинские Мамки И Сыны Порно

Порно Видео Анальные Дырки

Самое Большие Сиськи Мира Порно Бесплатно Скачать

Смотреть Порно Онлайн Задрочили Пальцами Анальные Дырки

Жирная девушка соблазнила парня огромными сиськами

Русское Домашнее Порно С Русской Зрелой Женщиной

Обнажила Сиськи, Села На Коленки И Начала Ублажать Парня Руками

Девушка С Длинными Каштановыми Волосами Сосет И Ласкает Бритой Пилоткой Член

Порно Анал Истории Читать

Опытная Зрелая Шлюха Присмотрела За Сыном Подружки

Стр. №6 - сестры трахнули мужа [найдено более порно видео]

Порно Разрыв Вагины Огромным Членом

Порево Со Зрелыми Онлайн

Дрянная сучка сосет мужику член и лижет задницу - смотреть порно онлайн

Порно Зрелых Женщин С Фистингом

Горячее порно:

Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть
Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть
Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть
Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть

Напишите комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Arashijora 22.02.2019
Оргазм От Фистинга Видео Онлайн
Dut 28.02.2019
Порно Повести
Mutaxe 04.08.2019
Надутые Секс Куклы
Dour 25.01.2019
Скачать Мульт Порно Ролики
Старший Брат В Очках Поимел Младшенькую Сестрицу С Маленькими Сиськами, На Кухонном Столе Смотреть

evrika-spb.ru